Земля с канавки царицы небесной. Чудеса святой канавки богородицы
 
» »

Земля с канавки царицы небесной. Чудеса святой канавки богородицы

30.10.2019

Девочку звали Женя.
Родители вообще сразу придумали, ещё до её рождения, что назовут Женей. Осень удобно – не прогадаешь, мальчик или девочка. Всё равно Женя. Это они так решили.

Вообще странно, что это родители выбирают имя, а человек потом живёт с ним всю жизнь. Даже если в душе он вовсе не Женя. Так думала девочка Женя, и сушила сухарики в духовке на кухне.

Сухарики она делала сама. Мама покупала в магазине батон белого, и кирпич – чёрного хлеба. Коричневого на самом деле. Женя нарезала хлеб на ломтики, потом на квадратики, а потом сушила в духовке. И получались сухарики.

Иногда она посыпала сухарики сахаром, а иногда – солью. Это не зависело от дней недели.

Женя никогда не ела эти сухарики. Она складывала их в синий полиэтиленовый мешок и ждала, когда мама пойдёт с ней гулять.

В соседнем дворе жил дракон. Он был большой и оранжевый, когда-то у него было три головы, но со временем осталось только две, и на месте третей головы торчали концу ржавой проволоки.

Но дракон всё равно был самый лучший. Так думала девочка Женя.
Она вкладывала ему сухарики – аккуратно, чтобы не укусил, - в открытую пасть. Там, в пасти, могла уместиться вся Женя целиком. Если бы, конечно, съежилась и подтянула к подбородку ноги в зеленых рейтузах.

Поев, дракон всегда становился веселее. Женя смотрела на его большие каменные крылья, покрытые оранжевой штукатуркой, и не понимала - почему он не улетает?
Такой уродливый двор-колодец.
Такие старые мусорные баки.
Такие спиленные деревья вокруг дракона.
Такой большой красивый дракон.

Однажды Женя спросила об этом маму. Мама читала Франсуазу Саган в мягком переплёте с обтрепавшимися уголками. Мама посмотрела на Женин затылок. Мама сказала «Потому что тебе не с кем будет играть».

«Потому что тебе не с кем будет играть» - сказала мама.

С тех пор Женя очень испугалась. Дракон не может улететь из-за неё, Жени. Не может улететь в своё драконье гнездо. Сидит безвылазно в Петербурге, а здесь, между прочим, плохой климат.

Изо дня в день маленькая девочка Женя продолжала сушить для дракона сухарики. Иногда она уговаривала его улететь, иногда просто молча кормила его с рук.

А потом Женя пошла в первый класс гимназии при филологическом университете СПбГУ, и перестала заходить во двор к дракону. Потому что гимназия была далеко, в другом районе.

А потом дракон перестал сниться Жене по ночам, потому что она уставала за целый, бесконечно-длинный день в школе, а ещё в продлёнке.

А потом Женя уехала в другой город.
А потом ей исполнилось тридцать семь.

К тридцати семи годам Женя привыкла к своему имени. Не то, чтобы она его полюбила, но привыкла.
Так всегда случается, если живёшь с чем-то долгое время: например, с хроническим гастритом или любимым мужчиной.

Теперь когда Женя шла гулять, она не надевала больше синие шерстяные рейтузы. У неё были красивые бутылочно-голубые джинсы фирмы «Lee».
Женя очень лила свои джинсы фирмы «Lee», и чувствовала себя в них лучше, чем в рейтузах.
Если быть до конца честным, она уже забыла, как она чувствовала себя в колючих рейтузах.

Впервые в своей тридцати семилетней жизни Женя пришла к дракону с пустыми руками. Она взяла с собой сухарики.

Женя не очень помнила, в каком из дворов был построен дракон. Во дворе, где она жила в детстве, теперь была новая детская площадка, с горками, качелями, и плакатом «Единая Россия».

Женя обошла много дворов, прежде, чем нашла своего дракона. Все дворы были одинаковые.

Дракон сидел посреди маленького проходного двора, потускневший и грязный, от единственной уже головы до самого хвоста разрисованный непонятными английскими словами. Скорее всего, это была чёрная краска из баллончиков.

Он смотрела на Женю грустными глазами. Он узнал её, несмотря на то, что Женя теперь носила голубые джинсы и красила волосы в чёрный цвет.

Наверное, дракон думал про себя, что рыжие волосы шли Жене больше.

Женя посмотрела в его грустные глаза. А потом заглянула в его голодный, раскрытый рот. Во рту у дракона были обёртки из-под мороженного и пустые пачки сигарет. Женя поняла, что теперь она точно не сможет поместиться у него во рту.

Женя заплакала.

«Подожди» - сказала Женя.

Женя погладила дракона по грязному каменному носу и сказала «Подожли».

Дракон, конечно, согласился. Он ведь очень любил Женю, даже несмотря на то, что она покрасила волосы в чёрный цвет.

Женя вернулась во двор, и тогда уже потихонечку стало темнеть. В Петербурге вообще всегда темнеет рано, особенно во дворах.

Женя принесла с собой большой батон белого хлеба.

«Ты знаешь, ты всегда ждал меня здесь, и не мог улететь в своё гнездо» - сказала Женя.

«А мой муж никогда меня не ждал. Он мог лететь куда захочет» - сказала Женя.

Дракон благодарно смотрел, как Женя отщипывает от батона маленькие кусочки. Женя осторожно вкладывала кусочки хлеба ему в рот.

«Я так долго не кормила тебя, а теперь мы разводимся с мужем» - сказала Женя.

А потом во дворе совсем стемнело, и пора было идти домой.

Наталья Советная (из книги «В поиске сокровища», СПб, 2008)

СКАЗКА про ЖЕНЮ и ЗЕЛЁНОГО ЗМЕЯ

Жил-был мальчик Женя. Смышлёный, ласковый, добрый, послушный – радость для папы и мамы. С мамой Жене повезло. Она и красавица, она и умница, она и умелица. Песню запоёт – люди заслушаются, на баяне заиграет – ноги сами в пляс пускаются, заговорит – словно ручеёк журчит, приготовит угощенье – всем гостям на удивленье. И Женю так любит! Обнимет его, приголубит и мечтает:

Вырастешь, сыночек мой милый, станешь моей опорой, в тебе - вся моя надежда, в тебе - вся моя радость…

Папа у Жени тоже человек хороший. Умелый, работящий, на все руки мастер. Только случилась с ним однажды беда.

Идёт он по дороге, а солнце стоит высоко, припекает. Душно, жарко – пить очень хочется. Только нет на пути ни речки, ни озера, ни колодца. Вдруг слышит, зовёт его кто-то. Пошёл он на голос и видит: бежит с горных круч, прямо с самых небес, ручеёк с прозрачной холодной водой, и солнечные лучики в ней золотыми крестиками отражаются. Журчит вода, поёт, и голос слышится:

Ты не ищи воды иной,

Испей моей воды - живой,

К истоку моему ступай,

В конце пути отыщешь рай.

Встал Женин папа на колени, чтобы лицо и руки умыть и напиться живой воды, но вдруг слышит, кричит кто-то:

Стой, молодец, погоди, не пей!

Оглянулся он. Видит, торопится к нему девица. Стан у неё гибкий, тонкий, зелёным парчовым платьем обтянут, а в руках она кубок пенящийся держит.

Что ты, молодец, делать собрался? От студёной воды простудиться недолго! И течёт она по грязной земле – заболеть можно. И наклоняться за водой надо, коленки пачкать. А к истоку идти далеко, тропинка узкая да тернистая.

Кружит девица вокруг него, жёлтыми глазами своими, дурманит, завораживает:

Из кубка моего испей,

Забудь заботы поскорей,

Забудь небесные пути,

Иди за мной, ко мне иди!

Поднесла ему кубок прямо к губам, хлебнул он мёртвой воды, и помутился разум, закружилась голова, окаменело сердце.

Раздался тут злорадный шипящий смех. Исчезла девушка, словно и не было. Только мелькнул в норе длинный зелёный хвост змеи.

Стал после этого случая Женин папа частенько за бутылкой зелья змеиного засиживаться, сам не заметил, как пристрастился к хмельной отраве.

Стало дома у мальчика невесело. Папа пьяный, а мама плачет. Не льются больше мамины песни, не звучит задорно баян. Жалко Жене маму.

Он её целует, обнимает, во всех делах помогает.

Не плачь, мамочка, я тебя никогда не обижу.

И стал Женя просить отца, чтобы бросил он пить, чтобы перестал себя губить.

Задумался папа. Решил начать трезвую жизнь. Решил за живой водой идти.

Снова он по той же дороге идёт, снова солнце печёт, снова жажда мучит. Вот и гора, вот и ручеёк поёт, голос раздаётся:

Ты не ищи воды иной,

Испей моей воды – живой,

К истоку моему ступай,

В конце пути отыщешь рай.

Обрадовался Женин папа, бежит скорее к ручью, думает: «Вот где вода настоящая, живая, вот где здоровье и счастье. Буду пить из ручья, поднимусь высоко в горы и напьюсь из самого истока».

Вдруг девица в зелёном платье путь преградила, да не одна – рядом сёстры её младшие, на неё похожие. Каждая в руках кубок держит, каждая его хмельным напитком наполняет. Закружились они хороводом вокруг молодца, жёлтых своих ядовитых глаз от него не отводят, песнь лукавую заводят:

Из кубков наших ты испей,

Забудь заботы поскорей,

Забудь небесные пути,

Иди за нами, к нам иди!

Помутился у него разум, забыл он, что хотел из ручья напиться и к истоку идти. Схватил кубок и осушил его до дна, схватил другой и третий.

Пил жадно, пока всё не выпил. Подошла тут к нему старшая девица и говорит:

Ты нам душу свою уже отдал, скоро придём за сыном твоим. -

Хоть и пьян был Женин папа, а испугался, взмолился:

Сына не трогайте! Зачем он вам понадобился?

А разве ты не знаешь, что всякий, кто нашу мёртвую воду пьёт, детей своих, внуков и правнуков до седьмого колена нам продаёт? Так что должник ты наш. А долг платежом красен. Жди, скоро придём!- захохотали сестры, зашипели, змеями зелёными обернулись и в подземной норе скрылись, где вместе с отцом своим, страшным Зелёным Змеем, жили, губя множество душ людских.

Заплакал Женин папа и вдруг дома у себя очутился. За окном солнце встаёт, птицы поют, мама на кухне завтрак готовит.

Это, наверно, всё мне приснилось, – подумал папа и тут же забыл, что с ним приключилось.

Снова стал он домой пьяный приходить, снова мама стала печальной.

Много ли, мало ли времени прошло, – Женя вырос. Школу закончил, в армии отслужил, диплом о высшем образовании получил и уважаемым человеком на работе стал.

Однажды отправился он с папой в дорогу. Солнце стоит высоко, печёт горячо. Жарко, душно – пить очень хочется. Слышат они, будто зовёт их кто-то. Пошли на голос и видят: бежит с горных круч, прямо с самых небес, ручеёк с прозрачной прохладной водой, и солнечные лучики в ней золотыми крестиками отражаются. Журчит вода, поёт ласково, и голос слышится:

Ты не ищи воды иной,

Испей моей воды - живой,

К истоку моему ступай,

В конце пути отыщешь рай.

Папа, смотри – живая вода!- позвал он и тут увидел, что отца окружили девицы молодые, друг на дружку похожие: все гибкие, тонкие, в зелёные парчовые платья наряжённые, у всех глаза жёлтые, ядовитые, а в руках кубки с хмельным напитком.

Отпустите моего папу немедленно! Не станет он из ваших кубков больше пить. У нас есть вода с истоков небесных, живая вода!

Засмеялись девицы, завели хоровод вокруг Жени.

Сыночек, не смотри на них,- просит отец, - не слушай их песен, не бери у них кубка. Погубят они тебя, как меня погубили.-

А девицы всё кружат, глаз с Жени не сводят, поют-завораживают:

Из кубков наших ты испей,

Забудь заботы поскорей,

Забудь небесные пути,

Иди за нами, к нам иди!..

Помутился у него разум, забыл он, что хотел из ручья напиться и к истоку идти, забыл об отце. Выпил из кубка зелья ядовитого, - и окаменело его сердце. Смотрит равнодушно, как девицы отцу руки связали и кубком полным его за собой манят, как идёт он за ними прямо в нору - тьму подземельную. Послышалось тут шипенье змеиное, обратились девицы в змей ядовитых и скрылись вместе с Жениным папой…

После смерти отца остались мама с Женей вдвоём. Трудно им было.

Ничего, мамочка,- говорил сын,- я тебе за двоих буду, всё, что надо в доме, сделаю, во всём помогу, никогда не обижу.-

Но испил уже Женя из кубка зелья хмельного ядовитого. Не заметил даже, как к нему пристрастился. Стал домой приходить поздно, стал матери грубить, стал её обижать, плохими словами ругать. Совсем в бессовестного человека превратился.

На работе сослуживцы Женю узнать не могут: откуда вдруг безответственность у него появилась, рассеянность, лживость? Доверять ему перестали, в должности понизили, а потом и совсем уволили.

Мрачной жизнь в доме Жени стала, словно наступила ночь безрадостная, тягостная. Снова мать в слезах и печали время проводила. Как сыночку помочь, не знала.

Как-то шла она мимо Храма Божьего, а ноги её сами в ворота церковные повели. Смотрит она, люди Тайн Христовых причащаются, батюшка всех святой живой водой окропляет, и детский хор ангельскими голосами молитвы поёт. Отступила вдруг куда-то печаль, и полились из глаз её слёзы, только слёзы эти не горестные, а радостные были.

Буду я отмаливать души мужа и сыночка и свою, грешную,-

решила она.

Долго молилась Женина мама, прощения за всех просила, милосердия и помощи. Услышал её молитвы Ангел Божий, пришёл к ней и говорит:

Хочу тебе, Елизавета, помочь. Ведь сын твой очень любил тебя и жалел. А любовь – главная заповедь Божья, любовь – всесильна. Попрошу я у Господа для тебя болезнь. Увидит твой сын, как ты страдаешь, сжалится над тобой и перестанет пить хмельную отраву. Только согласна ли ты болеть и страдать?

Согласна я, согласна, Ангел мой, на всё согласна, только бы спасти сыночка, душу его!

Много ли, мало ли времени прошло, заболела Женина мама. Слабеет с каждым днём, ноги у неё отнимаются, руки плохо слушаются. Без помощи сына ничего сама сделать не может. Престал Женя из дома отлучаться. Всё надо успеть: и в доме убрать, и бельё постирать, и обед сварить, и в магазин сходить, и маму одеть, покормить, спать уложить. Стал он уже забывать о зелье ядовитом, да не тут-то было.

Заволновались змеи- девицы, не желают отпускать Женю на свободу, душу его в подземелье забрать хотят. Зачастили они к нему во снах. В глаза ему смотрят, песню завораживающую поют и кубки свои хмельной отравой наполняют: то льстивым шампанским, то лживым пивом, то вином кислым, то водкой горькой. Закружилась у Жени голова, забыл он о больной матери и напился опять до беспамятства. Змеи-девицы его подхватили, во тьму подземельную потащили.

Взмолилась Елизавета, зовёт Ангела-хранителя, зовёт святых и Матерь Божью, просит спасти сына.

Снова является к ней Ангел Божий. Скорбен его лик.

Сын твой сам выбрал себе путь. Не слушал голоса Божьего. Теперь он умирает.

Заплакала мать горькими слезами. Стала просить, умолять:

Зачем мне здесь, на земле, жить, если не будет рядом сыночка моего, моей кровиночки? Лучше я вместо него умру, а он поживёт да слезами обо мне прощение у Бога вымолит, душу свою от козней адских спасёт, живой воды напьётся и к истоку поднимется.

Сильна любовь твоя, мать, - промолвил Ангел,- будь по-твоему.

Взял он душу Елизаветы и помчался вместе с ней к входу в нору подземную. Вовремя успели они. Страшный зелёный Змей уже пасть свою открыл. Пахнуло из неё смертельным смрадом перегарным, полыхнуло огнём адским. И чуть было не проглотил Змей Женю, но подхватили его Ангел и Елизавета и вынесли из подземелья на свет Божий. Обняла мать сыночка в последний раз, благословила на трезвую жизнь и вознеслась высоко- высоко в Небо, к самому Истоку.

Посмотрела она вниз и видит: несётся по улице скорая помощь, раздаётся тревожная сирена, в машине Женя под капельницей лежит, а рядом с ним – Ангел Божий. Поднял он глаза к Небу, встретился взглядом с Елизаветой и произнёс:

Слава Богу, услышаны твои молитвы, мать, – радуйся!

Прежде чем приступить к рассказу о Святой Канавке Пресвятой Богородицы, хочется хоть пару слов сказать о самом Дивеево.

Это небольшое село в Нижегородской области является духовным центром православного паломничества. Серафимо-Дивеевский монастырь создавался по особому благословению. Сама Матерь Божия взяла это место под особый Покров, и после Иверии, Афона и Киева, Дивеево является четвертым уделом Богородицы.

История возникновения монастыря описана св. Серафимом Чичаговым в книге «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», и сегодня мы не будем касаться этой обширной темы. Поговорим об одной из достопримечательностей – Канавке Пресвятой Богородицы.

Канавка в Дивеево: история создания

История создания всей Дивеевской обители уникальна: здесь абсолютно все делалось по Божьему благословению. И Канавка не была исключением.

Духовнику обители, было видение, как Богородица проходит с молитвой в Дивеево по особому пути, и тогда же получил указание вырыть на этом месте канаву с валом. Он передал благословение сестрам Дивеевского монастыря, но те не сразу взялись за непонятное им дело. Все же, молитвами и трудами святая Канавка к началу 1833 года была фактически закончена.

Когда говорят о чуде святой Канавке, практически всегда приводят дословную выдержку из книги, потому что она как нельзя лучше передает самый дух этого места.

“Много чудного говорил батюшка Серафим об этой Канавке. Что Канавка эта – стопочки Божией Матери! Тут ее обошла Сама Царица Небесная! Эта Канавка до небес высока! Землю эту взяла в удел Сама Госпожа Пречистая Богородица! Тут у меня, батюшка, и Афон, и Киева, и Иерусалим! И как антихрист придет, везде пройдет, а Канавки этой не перескочит!”. (Отец Василий Садовский).

Но не всегда . Увы, даже в дореволюционное время был период, когда канавка была заброшена, через нее ходили и пропускали каретные экипажи. К счастью, было это недолго.

Но самый тяжелый период пришелся на послереволюционное безбожное время. Тогда коммунистические власти пытались стереть с лица земли само напоминание о святом месте.

А надо отметить, что пророчество: И как антихрист придет, везде пройдет, а Канавки этой не перескочит!” сестры Дивеевской обители поняли дословно, и были уверены, что Канавка их защитит и не пропустит к ним революционеров. Но Дивеевский монастырь, как и тысячи других в России, был подвергнут разорению. Монахинь ссылали в лагеря, а Канавку велели засыпать мусором, и сравнять с землей.

В конце 20 века Канавки как таковой не существовало. Люди ходили по ровной земле, по пути, сохраненному в памяти старожилов села и стареньких монахинь, доживших до краха СССР. Ориентирами служили старые деревья, посаженные вдоль Канавки.

С началом восстановления монастыря, приступили и к воссозданию Канавки. В архивах были найдены старые карты и схемы, тщательно анализировались рассказы старожилов, группа архитекторов из Москвы производила замеры, делала шурфы, и брала анализы грунта. Так милостью Божией и трудами людей был восстановлен точный маршрут Канавки, после чего, как и сто лет назад ее стали рыть.

На данный момент это сооружение представляет собой действительно огромную канаву, и имеет протяженность 777 метров и глубину в человеческий рост. Ее склоны обсажены дерном и крыжовником. Сам вал канавы, по которому ходят, вымощен брусчаткой и огорожен изгородью.

Так что такое Канавка Богородицы в Дивеево?

Это особое, святое место, единственное в мире. Священная земля, по которой каждое утро незримо ходит, Сама Пресвятая Богородица. Ее так часто в народе и называют: Богородичная Канавка.

Молитвенное правило, читаемое на Канавке, так и называется – Богородичное правило. Каждый желающий пройти святую Канавку с молитвой, должен знать, что читают на ней 150 раз молитву «Богородице, Дево, радуйся». На каждые 10 молитв нужно прочитать молитву «Отче наш», помолится о живых, или усопших, или о какой-то своей беде. Есть и другой вариант: когда на каждые 10 молитв «Богородице, Дево, радуйся» вспоминается тропарь одному из Богородичных праздников. Книжечку с Богородичным правилом можно купить в церковной лавке.

Как ? Вести себя здесь стоит достойно. Даже если вы приехали в Дивеевский монастырь на экскурсию, молитве не навыкли и не можете проникнуться святостью этого места, не стоит мешать другим молящимся. То, что Канавка находится на улице, многих вводит в заблуждение, и люди начинают разговаривать здесь. Этого не стоит делать. Правила простые, если не можете молиться, просто пройдите этот путь в тишине, с выключенным телефоном.

Если же вы потрудитесь проникнуться молитвенным духом, то почувствуете совершенно иную атмосферу этого святого места. Здесь святое все: земля, растения, сам воздух. Особенное место, молитва с которого быстро долетает до неба.

Молиться на Канавке можно обо всем, о чем просит душа. Но особенно об исцелении от недугов, о зачатии ребенка, о приобретении жилья и успешной сдаче экзаменов. Кто–то улыбнется последнему пункту, а зря. Здесь действительно получают помощь студенты.

Крестный ход по Канавке

Крестный ход по Канавке в Дивеево – одно из самых торжественных событий.

Ежедневно, после вечерней службы в теплое время года, и перед вечерней службой в холодное, часть сестер монастыря, (точное расписание ), с иконой «Умиления», во главе с игуменьей (или заменяющей ее старшей монахиней) выходят из храма и проходят с молитвенным правилом всю Канавку. К сестрам присоединяются все желающие, в том числе и паломники.

Таким образом, освящается и завершается молитвой еще один день в стенах монастыря.

Но есть и другие Крестные Ходы – праздничные! Они бывают по всем престольным праздником, и на Пасху. Как и любой праздничный Крестный ход, его возглавляют христиане с красочными хоругвями, крестами и иконами на древках. За ними идут священники, монахини, и уже после – море простого народа. С церковными песнопениями, часто с зажженными свечами, люди объединяются в этот момент единым молитвенным порывом.

Народу порой бывает столько, что когда первые вступившие на Канавку уже с нее сходят, многие только начинают свой крестный ход. Получается, что Канавка как бы замыкает людей в себе. Так как она является почти окружностью, то с начала Канавки всегда можно видеть людей, заканчивающих по ней свой молитвенный путь. И в праздник это впечатляющее зрелище.

Когда украшают канавку в Дивеево?

Но особый Крестный ход идет по Канавке на Праздник Успения Богородицы. И в этот день Святая Канавка превращается буквально в цветущий ковер.

Про Казанский собор монастыря святой говорил, что при конце света «церковь эта будет целиком взята на небо». Про другой собор — Троицкий — предсказывал, что «убогий Серафим упокоится здесь телом». «Современники старца очень удивлялись этим его словам: “Нешто саровские вас отдадут?” Ведь старец подвизался в монастыре в Сарове, что в 20 км от Дивеева, туда за советом к нему и ходили сёстры», — рассказывает «АиФ» игумения Сергия (Конкова), настоятельница Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря.

Произошло так, как и предсказывал великий старец, хотя сразу после прославления в лике святых в 1903 г. его мощи сначала находились в Сарове. После революции и закрытия монастыря они, как считалось, пропали, но были обретены чудесным образом в 1990 г. в Ленинграде в запасниках Музея религии и атеизма. Саров к тому времени превратился в ядерный центр страны, закрытый город, куда можно было попасть только через военный КПП. Поэтому мощи преподобного, пройдя крестным ходом полстраны, упокоились в Дивееве, в Троицком соборе.

Рака с мощами преподобного Серафима Саровского. Фото: Из архива монастыря

Свеча старца

Среди моря людей, встречавших в 1991 г. во вновь открытом монастыре мощи Серафима Саровского, была и 91-летняя схимонахиня Маргарита (Лахтионова) . До революции она 15-летней пришла в Дивеевскую обитель, став послушницей. В 1927 г. после разгона монастыря большевиками насельницы, а их было больше тысячи, ушли в мир.

Большинство монахинь прошли тюрьмы и лагеря, но от веры и монашеских обетов не отказались. Так, мать Маргарита провела в лагерях почти 10 лет. Вернувшись, поселилась в Дивееве недалеко от разорённого монастыря. Это у неё хранилась свеча старца Серафима, которую он незадолго до своей смерти в 1833 г. передал сёстрам со словами: «С ней вы меня будете встречать в Дивееве». Более 150 лет свеча передавалась от одного поколения монахинь к другому. И вот в 1991 г. мать Маргарита, будучи глубокой старицей, пришла встречать мощи святого Серафима с той самой свечой — она передала её дивеевскому протодиакону, тот вставил её в подсвечник и зажёг.

Одна из святынь обители - чудотворная икона Божией Матери «Умиление». Фото: Из архива монастыря

После 1991 г. стало исполняться и другое предсказание великого старца о том, что, как только его мощи упокоятся в Дивееве, обитель начнёт расцветать с новой силой и со временем превратится в лавру, то есть в крупнейшую и по территории и по количеству насельников обитель. «Батюшка Серафим предсказывал, что территория монастыря раскинется до реки, — рассказывает матушка Сергия. — Может, это произойдёт и не при нашей жизни. Но мы уже задумываемся, куда можно было бы переселить организации, которые находятся на этой территории, — прокуратуру, здание УВД, два здания администрации и другие». Впрочем, за предыдущие 25 лет пришлось переселить гораздо большее количество организаций, которые заняли в своё время помещения и храмы обители, а также извлечь из рва святой Канавки канализационные трубы.

«В те годы для этого нужно было 5 тысяч долларов, — вспоминает матушка игумения. — Денег не было. И вдруг приходит незнакомый человек и жертвует ровно эту сумму».

Казанский храм, который будет вознесён на небо. Фото: Из архива монастыря

Чудеса на канавке

Святую Канавку сооружать начали ещё при жизни преподобного Серафима, которому это повелела сделать Сама Царица Небесная. Богородица 12 раз являлась старцу. «Я по своей воле в монастыре ни одного камешка не поставил, только по указанию Царицы Небесной», — говорил батюшка и наказывал, что ширина Канавки должна быть 3 аршина (1 аршин — 71 см), глубина рва также 3 аршина, а землю, которую выкапывают, надо кидать вовнутрь обители, да так, чтобы высота рва стала тоже 3 аршина. «Земелька эта будет как золото цениться», — предрекал старец, объясняя это тем, что по Канавке каждый день проходит Богородица, которая взяла Дивеево в Свой четвёртый Удел (после Афона, Иверии и Киева. — Ред.).

Сёстрам он говорил: «Если бы вы знали, какая это Канавка, — это ограда до небес! Когда век-то кончится, сначала станет антихрист с храмов кресты снимать да монастыри разорять и все монастыри разорит! А к вашему-то подойдёт, а Канавка-то и станет от земли до неба, ему и нельзя к вам взойти-то, нигде не допустит Канавка, так прочь и уйдёт».

Землю с Канавки паломники берут с собой, прикладывают к больным местам, получая исцеление. «Кто Канавку пройдёт да 150 раз произнесёт про себя молитву “Богородице Дево, радуйся”, тому здесь будет и Афон, и Иерусалим, и Киев», — говорил преподобный Серафим.

В возрождённом монастыре Канавку обустроили именно так, как наказывал старец Серафим. Фото: Из архива монастыря

«Мы ничего не просили»

Многие паломники посещают и скиты обители, которых с 1991 г. возникло более двадцати. «Мы ничего не просили. Господь всё Сам давал в руки, — рассказывает матушка настоятельница и приводит лишь один пример. — В начале 90-х гг. глава одной из сельских администраций сказал, что у них живут две бабушки, которые очень просят меня приехать. Две сестры, две старые девы, Екатерина и Анастасия . При встрече они мне говорят: “Матушка, как мы вас ждали, как молились преподобному Серафиму!” И показывают своё богатство — большой портрет старца на холсте, дореволюционный. Были у них и другие сокровища — 10 пар войлочных ботиночек “прощай молодость”, 10 пар чулок и 5 тысяч рублей, отложенных с пенсии. “Мы всё это отдадим, только возьмите нашу церковь на восстановление!” А там храм каменный без окон, без крыши, как после бомбёжки, птицы внутри летают. А бабушки всё просят: “Наша деревня Автодеево созвучна с Дивеево”.

Приехал к нам патриарх Алексий II , повели его смотреть храм этот по битому кирпичу и птичьему помёту... А через год Святейший уже стоял здесь на амвоне. Кругом была чистота и порядок. Одну из бабушек, Екатерину, в этом храме отпевали, а вторая, Анастасия, приняла монашество и доживала у нас свой век». Особая история связана и с монастырским кладбищем. «Ещё 10 лет назад это было чистое поле, а теперь там построена деревянная церковь, разбит парк, устроен пруд с золотыми рыбками. Сделано всё это старанием нашего благодетеля Вячеслава. Он сам очень верующий человек. И его главной заботой было привести к вере отца. По молитвам Вячеслава отец перед смертью покаялся и причастился, умер примирённым с Богом. Его могила стала одной из первых на монастырском кладбище. В памятные дни отца (рождения, кончины и дня ангела) Вячеслав обязательно приезжает на его могилу, посещает службу, вычитывает по усопшему Псалтырь — а это 6 часов непрерывного чтения. В нём такой заряд твёрдости веры, что я порой привожу его в пример сёстрам».

Работы по восстановлению и обустройству Святой Канавки. Фото: Из архива монастыря

Святые источники

Большинство паломников обязательно посещают святые источники, коих в Дивееве и округе более десяти. Окунаются с молитвой об исцелении. Многие выздоравливают. «Кому-то быстро выздороветь полезно, а кому-то нет. Господь Сам видит, что человеку нужно», — говорит матушка игумения. К слову, она сама до пострига более 10 лет проработала врачом, хотя с юности знала, что путь её иной — монашеский. Матушку воспитывали верующие родители, семья жила в Сергиевом Посаде, на службы ходила в Троице-Сер-гиеву лавру. За советом к тамошним старцам семья будущей игумении обращалась не раз.

«Когда мне исполнилось 20 лет, мама привела меня к архимандриту Серафиму (Шинкарёву) и сказала, что хочет сейчас знать, как буду я устроена, — рассказывает матушка Сергия. — Старец сказал: «Она будет монахиней». В это время я была студенткой мединститута. Мама моя возразила: «Батюшка, да это же скучно». А старец: «Мне не скучно, и ей не будет скучно!» В юности матушка жалела, что у них семья состоит всего из четырёх человек (у матушки есть сестра): «А теперь моя семья в сотни раз больше, у нас в монастыре более пятисот сестёр. Игумения нашей обители — Сама Царица Небесная, а наш главный попечитель — преподобный Серафим. И это не преувеличение. Присутствие Божией Матери ощущает каждый, кто переступает порог обители, каждый, кто пройдёт по Канавке. А те, кто прикладывается к раке с мощами преподобного, никогда не уходят неутешными. Сбываются слова старца: «Приходите ко мне как к живому, и я вам помогу».

Крестный ход на Святой Канавке. Фото: Из архива монастыря

Святая Канавка - одна из главных святынь монастыря. В 1825 г. Богородица явилась преподобному Серафиму и повелела основать Мельничную общину, указав, как следует обнести это место канавой и валом.