Чернышевский николай гаврилович. Литературно-исторические заметки юного техника
 
» »

Чернышевский николай гаврилович. Литературно-исторические заметки юного техника

12.10.2019

    Чернышевский (Николай Гаврилович) знаменитый писатель. Родился 12 июля 1828 г. в Саратове. Отец его, протоиерей Гавриил Иванович (1795 1861), был человек весьма замечательный. Большой ум, в связи с серьезной образованностью и знанием не только… … Биографический словарь

    - (1828 89), рус. писатель, критик, эстетик, социолог, революционер демократ. Уже в юности Ч. испытал сильное увлечение творчеством Л.; в «Автобиографии» (1863) вспоминал, что «знал чуть не все лирические пьесы Лермонтова» (I, 634); находясь в… … Лермонтовская энциклопедия

    Чернышевский, Николай Гаврилович - Николай Гаврилович Чернышевский. ЧЕРНЫШЕВСКИЙ Николай Гаврилович (1828 89), публицист, литературный критик, писатель. В 1856 62 один из руководителей журнала “Современник”; в области литературной критики развивал традиции В.Г. Белинского. Идейный … Иллюстрированный энциклопедический словарь

    Русский революционер и мыслитель, писатель, экономист, философ. Родился в семье священника. Учился в Саратовской духовной семинарии (1842‒45), окончил историко филологическое отделение… … Большая советская энциклопедия

    Чернышевский Николай Гаврилович - (1828—1889), революционер демократ, писатель, публицист, критик, философ. В Петербурге с 1846. В 1850 окончил историко филологический факультет Петербургского университета. Жил в 1849—50 на Большой Конюшенной улице, 15 (ныне улица… … Энциклопедический справочник «Санкт-Петербург»

    - (1828 89) русский писатель, публицист, литературный критик. В 1856 62 один из руководителей журнала Современник; в области литературной критики развивал традиции В. Г. Белинского. Идейный вдохновитель революционного движения 1860 х гг. В 1862… … Большой Энциклопедический словарь

    - (1828 1889), революционер демократ, писатель, публицист, критик, философ. В Петербурге с 1846. В 1850 окончил историко филологический факультет Петербургского университета. Жил в 1849 50 на Большой Конюшенной улице, 15 (ныне улица Желябова) … Санкт-Петербург (энциклопедия)

    - (1828 1889) рус. философ, писатель, публицист, литературный критик. В 1846 1850 учился на историко филологическом отделении Петербургского ун та, в 1851 1853 преподавал литературу в Саратовской гимназии. В эти годы Ч. материалистически… … Философская энциклопедия

    - — сын Гавриила Ивановича Ч., публицист и критик; род. 12 го июля 1828 г. в Саратове. Одаренный от природы отличными способностями, единственный сын своих родителей, Н. Г. был предметом усиленных забот и попечений всей семьи. Хотя и… … Большая биографическая энциклопедия

Книги

  • Пролог
  • О поземельной собственности. Статьи , Чернышевский Николай Гаврилович. Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889) - русский философ-материалист XIX века, революционер-демократ, теоретик критического утопического социализма, учёный, энциклопедист, литературный…

ЧЕРНЫШЕВСКИЙ Николай Гаврилович родился в семье священника - публицист, литератур­ный критик, писатель, философ.

Получил хорошее домашнее образование под руко­водством отца.

С 8 лет числился учеником Саратовского духовного училища, не учась в нем.

В 1842 был зачислен в духов­ную семинарию.

Уже в 16 лет основа­тельно изучил девять языков: латинский, древнегреческий, персидский, арабский, татарский, древнееврейский, французский немецкий, английский.

В 1846 Николай Гаврилович посту­пил в Петербургский университет на историко-фи­лологический факультет, где проучился четыре года (1846-50). Юношу привлекала ученая карьера, он ехал в Петербург с горячим желанием получить знания, но вскоре убедился, что ошибся в своих ожиданиях. Не надеясь на университет, Чернышевский настойчиво занимается самообразо­ванием. «Читать самому гораздо полезнее, нежели слушать лекции»,- пишет он род­ным (Полное собрание сочинений, том XIV, с. 86).

В студенческие годы у Чернышевского происходит интенсивный процесс по овладению куль­турным богатством и выработке мировоз­зрения. Круг его интересов обширен: философия, социальные учения, полити­ческая экономия, история, эстетика, худо­жественная литература. В эти же годы протекала деятельность Белинского , Гер­цена , петрашевцев, что оказывало идейное влияние на передовую студенческую моло­дежь. Быстрому созреванию мировоззре­ния Николая Гавриловича способствовали и общеевропейские события 1848, когда революционный шквал промчался над Францией, Венг­рией, Германией, Италией. Буржуазия, пришедшая к власти путем обмана народа, вызывает у него гнев и резкое осуждение. Его сочувствие на стороне народа, а себя он причисляет к сторонникам «социали­стов и коммунистов и крайних республиканцев...» (I, 122). Он знакомится с петрашевцами А. В. Ханыковым и И. М. Дебу.

С первым из них говорил «о возможности и близости у нас револю­ции» (I, 196). Чернышевский не исключал возможности, что со временем он вмешался бы в обще­ство петрашевцев.

В дневнике 1850 Николай Гаврилович записал: «...образ мысли о России: неодолимое ожидание близкой револю­ции, жажда ее» (I 358). Он думает о «тай­ном печатном станке», о написании воззвания с призывом к революции. Таким образом, ко времени окончания университета рево­люционное мировоззрение Чернышевского Н.Г. окончательно сформировалось.

В 1851-53 он преподает в Саратовской гимназии. Его педагогическая деятельность оставила неизгладимый след в истории Саратовской гимназии и в сознании учеников.

В 1853 он женится на дочери саратовского врача О.С.Васильевой и вскоре переезжает в Петербург. С июля этого же года начи­нается журнальная деятельность Чернышевского. Он знакомится с Некрасовым .

До 1857 Николай Гаврилович писал преимущественно по вопросам эстетики и литературы.

В 1855 появилась в печати его магистерская диссертация «Эстетические отношения искусства к дей­ствительности» ; вскоре состоялась и защи­та ее.

В «Современнике» печатается историко-литературный труд Чернышевского. (1855-56).

В 1856 выходят его книги «А. С. Пушкин. Его жизнь и сочинения» .

В 1856-57 «Лессинг. Его время, его жизнь и деятельность» .

Популярность Николая Гавриловича как журналиста возрастает, он стано­вится редактором «Военного сборника» (1858).

В 1858 происходит интенсивная организация подпольных кружков, на деятельность которых сильное воздействие оказывают идеи Чернышевского. Изменяется и направ­ление «Современника», который стано­вится центром революционной мысли в России. Критический отдел в нем стал вести Добролюбов, а Чернышевский занялся международными обзорами и освещением бур­жуазной революции во Франции. Он пишет статьи

«Кавеньяк» ,

«Борьба пар­тий во Франции при Людовике XVIII и Карле X» (1858),

«Франция при Лю­довике-Наполеоне» (1859),

«Июльская монархия» (1860),

а в политических обзо­рах дал глубокий анализ национально- освободительного движения в Италии и гражданской войне в США. Россия, гото­вясь к революционным событиям, по замыслу Чернышевского, должна была освоить опыт освободительного движения в Европе. В связи с началом работы редакционной комиссии по подготовке реформы он пишет серию статей по крестьянскому вопросу:

«Устройство быта помещичьих крестьян» ,

«Труден ли выкуп земли» (1859) и другие.

В годы первой революционной ситуации (1859-61) Чернышевский пишет экономические иссле­дования («Капитал и труд», «Основания политической экономии» и др.), в которых показал буржуазный характер классиче­ской политической экономии. Он стре­мится создать свою экономическую про­грамму, в которой полностью отрицает эксплуатацию.

В 1859 Николай Гаврилович ездил в Лондон для объяснения с Герценом по некоторым тактическим вопросам. В это время заро­ждаются тайные революционные органи­зации «Великорусс», «Библиотека казанских студентов», «Земля и Воля», появляются прокламации «Великорусе», «К молодому поколению». В ответ на грабительскую реформу он пишет про­кламацию «Барским крестьянам» (1861). За ним устанавливается слежка. В этом же году в «Современнике» появляются статьи Чернышевского:

«Полемические красоты» ,

«На­циональная бестактность» ,

«Не начало ли перемены?» , в них явно ощущаются революционные призывы.

В ночь на 8 июля 1862 Николай Гаврилович Чернышевский был арестован и заключен в Петропавловскую крепость. Не имея прямых улик, правительство прибегло к «услугам» подкупленных свидетелей и провокатора Вс. Костомарова. Суд при­говорил его к 7 годам каторги и вечному поселению в Сибири. Однако Чернышевский не считал себя побежденным. За 22 месяца пребы­вания в крепости он написал 205 п. л., из них 68 беллетристики (роман «Что делать?», «Автобиография» , незаконченные романы «Алферьев», «Повести в повести» и другие). 20 мая после гражданской казни он был отправлен на каторгу.

С августа 1864 по сентябрь 1866 находился в Кадае, куда к нему на свидание приезжала жена О. С. Чернышевская (1866). Из Кадайского рудника он был отправлен в Александровский завод, где пробыл до конца 1871. Здесь Николай Гаврилович много писал, им созданы пьесы:

«О либералах» ,

«Кашевар, или Мастерица варить кашу» ,

«Другим нельзя» ,

прочитаны или рассказаны товарищам по каторге романы

«Старина» ,

«Пролог пролога» ,

повесть «История одной девуш­ки» и другие беллетристические произведения.

В конце 1871 Чернышевский отправлен был на посе­ление в Вилюйский острог, где пробыл до 1883. Попытки единомышленников Чернышевского (Г. Лопатина - 1871, И. Мышкина - 1875) организовать ему побег не увенча­лись успехом. Николай Гаврилович мужественно переносил ужасные условия вилюйского заточения, но категорически отказался подать проше­ние о помиловании, когда ему предложили это сделать. Неоднократные обращения родных с просьбой облегчить участь боль­ного узника оставались без ответа. В Вилюйске Чернышевский много писал и сам же уничто­жал написанное, опасаясь обыска.

Лишь 15 июля 1883 последовал указ с ведома нового царя Александра III о перемеще­нии его в Астрахань. Он возвратился из Сибири полный надежд и творческих планов. Но и в Астрахани он продолжал находиться под надзором полиции. Печа­таться ему не разрешали, а если некото­рые работы и появлялись в печати, то под псевдонимом Андреев. Чернышевскому пришлось заниматься переводом «Всеобщей истории» Вебера. Много работал он по собиранию материалов для биографии Добролюбова. Эта книга вышла из печати после смерти автора (1890).

Только в июне 1889 ему раз­решили поселиться в родном Саратове, где он и скончался от кровоизлияния в мозг.

Николай Гаврилович Чернышевский был человеком энциклопедического ума и многогранных дарований. Философ, ученый, историк, публицист, искусство­вед, литературный критик, художник слова - таков диапазон его духовной деятельности, Политические взгляды его развивались под влиянием русской дей­ствительности, а быстрому созреванию их способствовали революционные традиции России и Западной Европы. Он пришел к правильному выводу, утверждая, что вся человеческая история развивается в непримиримой борьбе богатых и бедных, тружеников и дармоедов. Существующая монархическая власть также защищает интересы аристократии, и потому абсо­лютный монарх - «все равно, что вер­шина конуса аристократии» (I. 356). Упразднить социальное неравенство, по его мнению, можно только путем народ­ной революции, которая уничтожит ца­ризм, отберет землю у помещиков в пользу крестьян и откроет путь к социалистичес­кому преобразованию. Возможность такой победы Чернышевский связывал с наличием крестьян­ской общины. Вера его в крестьянский социализм была одной из форм утопичес­кого социализма. Но эта вера воодушев­ляла революционеров на борьбу за пре­красное будущее. Он понимал классовый характер философских учений. Как пред­ставитель «последнего звена в ряду фило­софских систем» (VII. 77), он, вслед за Белинским и Герценом, выступил с кри­тикой идеализма во всех его разновидно­стях. Вершиной идеализма явилась философия Гегеля, с которой Николай Гаврилович хорошо знаком был и в русском изложении, и в подлиннике. Он обнаружил у Гегеля «колоссальные противоречия» между прин­ципами и выводами. По его мнению, «принципы Гегеля были чрезвычайно мощны и широки, а выводы - узки, нич­тожны» (III. 205). Вслед за Белинским и Герценом Чернышевский усвоил принцип диалектики, зная, что Гегеля можно победить только его собственным оружием. По мнению Чернышевского, философская мысль России в лице Гер­цена и Белинского давно уже преодолела односторонность Гегеля. Целым открове­нием для него явилась философия Фейер­баха, у которого «были совершенно верные понятия о вещах» (XI, 23). Основ­ной вопрос философии - отношение духа к материи - Николай Гаврилович решал как последова­тельный материалист, признавая первич­ность материи и вторичность духа. Мате­рия существует и развивается по своим законам, которые не зависят от воли человека. Основываясь на данных есте­ствознания, он утверждал принцип «един­ства человеческого организма» и тем самым наносил удар по дуализму в объяс­нении природы человека. Психическая деятельность человека есть следствие про­явления материи. Но он не отождествлял материальный процесс с психическим, как это делали вульгарные материалисты. «При единстве натуры,- писал он,- мы замечаем в человеке два различных ряда явлений: явления так называемого мате­риального порядка (человек ест, ходит) и явления так называемого нравственного порядка (человек думает, чувствует, жела­ет)» (VII. 241-242).

В теории познания Николай Гаврилович Чернышевский выступал после­довательным материалистом. Вещи не только объективно существуют, но они и познаваемы. «Мы видим предметы таки­ми,- писал он,- какими они действи­тельно существуют» (XV. 275). Он считал наши знания достоверными, но не пол­ными, относительными, что зависит от исторических условий и степени развития науки. Достоверность наших знаний про­веряется практикой. «Что подлежит спору в теории, на чистоту решается практикою действительной жизни»,- писал он (II. 102-103). Теория его познания - новое звено по пути к диалектическому материа­лизму, но она не свободна от ограничен­ности и метафизических представлений. Чернышевского, как и его предшественников, интересовал главным образом процесс познания, но он не зани­мался серьезно исследованием форм позна­ния, развитием самих понятий. Однако для своего времени теория познания Чернышевского была и революционной, и плодотворной. В борьбе против идеализма и мистики он опирался на данные естествознания и ант­ропологии. Свою основную философскую работу он назвал: «Антропологический принцип в философии» (1860).

Антрополо­гический принцип страдает абстрактно­стью, в суждениях антропологов речь идет о человеке вообще. Однако, в отличие от Фейербаха, у которого Николай Гаврилович заимствовал принцип, он сумел во многом преодолеть абстрактный антропологизм во взглядах на человека. «Человек, - писал Чернышевский,- не отвлеченная юридическая личность, но живое существо, в жизни и счастье кото­рого материальная сторона (экономиче­ский быт) имеет великую важность» (IV. 740). Источником всех дел и поступ­ков человека, по его мнению, являются желания и стремления людей. Он не смог создать научной этики, но сделал шаг по пути к ее созданию. Краеугольным камнем его этического учения является теория разумного эгоизма, которую Николай Гаврилович наполнил революционным содержанием. Он попытался дать направление в реше­нии проблемы личности и коллектива на основе служения передовым обществен­ным интересам. Острие суждений направлено против индивидуализма, аске­тизма и пуританизма, на чем основывалась мораль эксплуататорского общества. В критике идеализма, отмечал В. И. Ленин, «Чернышевский стоит вполне на уровне Энгельса...» (Соч., т. 14, с. 345). Чернышевский- выдающийся диалектик. Диалектику он рассматривал как методологическое оружие, пользуясь которым он обосновал неизбежность кре­стьянской революции.

Чернышевский Николай Гаврилович создал цельное материалистическое учение об искусстве, которое явилось вершиной эстетической мысли домарксова периода. Магистерская его диссертация (1855) явилась итогом достижений пере­дового искусства и одновременно обосно­ванием пути его дальнейшего развития. Утверждая реалистическое направление в искусстве, он выступил с резкой крити­кой идеалистической теории «искусства для искусства». Основные проблемы эсте­тики решались им с материалистических позиций. Чернышевский дал материалистическое опре­деление прекрасного: «прекрасное есть жизнь; прекрасно то существо, в котором видим мы жизнь такою, какова должна быть она по нашим понятиям, прекрасен тот предмет, который вызывает в себе жизнь или напоминает нам о жизни» (II, 10). Следовательно, в произведении искусства нужно различать диалектиче­ское единство объективного, реального (прекрасное существует в самой действи­тельности) и субъективное восприятие художником прекрасного в свете его эсте­тического идеала. Но человеческие пред­ставления о прекрасном зависят от сослов­ных, национальных и исторических усло­вий. «Простолюдин и член высших клас­сов общества,- говорил Чернышевский,- понимают жизнь и счастье жизни неодинаково; поэтому неодинаково понимают они и красоту человеческую...» (II.143). Он выступал против ограниченного понима­ния содержания и сущности искусства, что свойственно было теоретикам «чистого искусства». Понятие искусства, указывал он, шире понятия прекрасного. По мнению Николая Гавриловича, «существенное значение искусства - воспроизведение всего, что интересно для человека в жизни; очень часто, особенно в поэзии, выступает на первый план также объяснение жизни, приговор о явлениях ее» (II.111). Истинно типические лица или типические характеры, утверждал Чернышевский, существуют в самой действительности. Необходимым условием для создания ти­пических образов является знание жизни и умение объяснить ее. Талант худож­ника и сила мыслителя должны быть органически слиты. «Тогда художник становится мыслителем, и произведение искусства, оставаясь в области искусства, приобретает значение научное» (II, 86). Николай Гаврилович отводил искусству огромное обществен­ное значение, называя его «учебником жизни». Оправдать свое высокое предна­значение оно сможет лишь в том случае, если будет распространять передовые идеи, отвечать на существенные запросы обще­ства. В условиях 60-х гг. появилась насущная потребность в создании образов положительных героев, достойных подра­жания. В самой жизни «новых людей» было не так-то много, и тем не менее он считал их типами, достойными воспроизведения в литературе. Им, по мнению революцио­нера-демократа, принадлежит будущее. Чернышевский дал материалистическое обоснование категориям возвышенного и трагическо­го. Идеалистическая эстетика категорию возвышенного связывала с «проявлением абсолютного», с идеей бесконечного. Чернышевский Н. Г. указывает, что возвышенное существует в самой действительности. «Превосходство великого (или возвышенного) над мелким и дюжинным состоит в гораздо большей величине (возвышенное в пространстве или во времени) или в гораздо большей силе (возвышенное сил природы и возвы­шенное в человеке)» (II. 21). По его мнению, «истинная возвышенность - в самом человеке, в его внутренней жизни» (II. 64). Проявление возвышенного в человеке мыслится ему как подвиг, вплоть до самопожертвования во имя науки, революционного или патриотичес­кого долга.

В объяснении трагического писатель также высказывал свое несогласие с идеа­листической эстетикой, которая считала трагическое проявлением рока, предопре­деления. Он возражал против теории трагической вины. Видеть в каждом поги­бающем виновника своей гибели, замечает Чернышевский,- мысль жестокая. По его определению, «трагическое есть ужасное в самой жизни». Трагична судьба ученого или революцио­нера, опередившего свой век. Материа­листическая эстетика философа имеет элементы антропологизма и рационализма, и тем не менее она оказала огромное влияние на развитие русского реалистического искусства, на творчество передвижников, композиторов «могучей кучки». И для эстетики социалистического реализма она продолжает быть плодотворной. Понима­ние связи искусства с жизнью, проблема идеала, прекрасного, понятие классовости и тенденциозности (зачаток учения о пар­тийности) в искусстве, трактовка Чернышевского воз­вышенного и трагического - все это вхо­дит составной частью в марксистско-ле­нинскую эстетику.

Свою эстетическую теорию Николай Гаврилович развивал и конкретизировал в литературно-крити­ческих трудах. Выступление его как лите­ратурного критика совпало со страстными спорами о пушкинском и гоголевском направлениях. В этих терминах скрыва­лись противоположные эстетические прин­ципы. Так называемое пушкинское направление защищали теоретики «чистого искусства», они пытались и великого поэта сделать союзником в борьбе с критическим, гого­левским направлением.

В историко-лите­ратурном труде «Очерки гоголевского периода русской литературы» Чернышевский Н.Г. выяснил значение в литературе Пушкина, Гоголя и Белинского, который обосновал прин­ципы «натуральной школы», то есть прин­ципы реализма. Реализм и народность Чернышевский считал исторически закономерными тен­денциями в развитии литературы. При оценке писателей прошлого он руковод­ствовался принципом историзма и строго учитывал литературные традиции. С этих позиций он оценивал творчество Фонви­зина, Крылова, Грибоедова, Лермонтова, Кольцова и других художников слова.

Вслед за Белинским писатель считал творчество Пуш­кина итогом всего предшествующего раз­вития литературы и ее высшим достиже­нием в 1-й трети XIX в. Пушкин - самобытный поэт, гений которого «возвел у нас литературу в достоинство нацио­нального дела». Критик ценил автора «Евгения Онегина» за реализм и народ­ность его поэзии. Пушкинскому гению свойственна широта охвата жизни, умение типизировать наблюдаемые явления. По мнению Чернышевского, Пушкин - «истинный отец нашей поэзии, он воспитатель эстетичес­кого чувства и любви к благородным эстетическим наслаждениям в русской публике, масса которой чрезвычайно зна­чительно увеличилась благодаря ему - вот его права на вечную славу в русской литературе» (II. 516). Восхищаясь поэ­зией Пушкина, он, однако, усмотрел в ней, прежде всего эстетическую ценность, красоту формы. Критик явно недооценил прогрессивность взглядов Пушкина и идейную значимость его поэзии.

Творче­ство Гоголя - новое звено в развитии реализма. Он, замечает Чернышевский, насытил лите­ратуру значительным содержанием, создал единственно плодотворную школу, «кото­рою может гордиться русская литера­тура» (III. 20). Гоголь, движимый чув­ством гражданского долга, придал лите­ратуре сатирическое направление и тем самым «пробудил в нас сознание о нас самих - вот его истинная заслуга» (III. 20). Однако в новых исторических условиях произведения Гоголя уже не могли отвечать «всем современным потреб­ностям русской публики». В произведе­ниях некоторых современных писателей, следующих за Гоголем, Николай Гаврилович усмотрел «зало­ги более полного и удовлетворительного развития идей, которые Гоголь обнимал только с одной стороны, не сознавая впол­не их сцепления, их причин и следствий» (III,10). На примере трагической судьбы Гоголя Чернышевский предостерегал современных ему писателей о той опасности, которая угрожает им, если они отстанут от пере­довых идей своего времени.

Чернышевский Н.Г. намере­вался продолжить «Очерки гоголевского периода русской литературы» . Статьи и рецензии о Щедрине , Островском , Ога­реве , Л. Толстом и следует рассматривать как частичное осуществление этого замысла.

В творчестве Огарева критик усмотрел отражение настроений передовой дворянской молодежи 40-х гг. В этом он видел непреходящее значение поэзии друга Герцена.

Высокой оценки заслу­жили «Губернские очерки» Щедрина, в которых с особой силой сказались тради­ции Гоголя. Однако ученик в идейном отношении пошел далее своего учителя, показав себя не только художником-обли­чителем, но и глубоким мыслителем. Сати­рик, по мнению критика, не задавался целью исправлять нравы отдельных людей, он обнажал порочность всей государст­венной системы.

Чернышевский дал глубокое истол­кование своеобразию таланта автора три­логии и «Севастопольских рассказов». Толстой «умеет переселяться в душу по­селянина», он одинаково свободно чув­ствует себя и в курной избе крестьянина, и в походной палатке солдата. Писатель умеет раскрыть «диалектику души» чело­века, а это явилось огромным завоеванием реалистического метода. Толстому свой­ственна «нравственная чистота чувства»- важнейшего признака нравственного воз­мужания общества. В истолковании раннего творчества Толстого Чернышевский явился предвестником гениальных ленинских оценок великого писателя.

Чернышевский боролся за талант Островского, критикуя писателя за его увлечение идеями славянофилов. Он приветствовал «Доходное место», уви­дев в этой пьесе возрождение принципов комедии «Свои люди - сочтемся».

Николай Гаврилович взял под свою защиту писателей, вышед­ших из «натуральной школы»,- Тургенева и Григоровича, хотя идейно во многом расходился с ними. Он стремился отор­вать Тургенева от его либеральных дру­зей, ценя его как выдающегося худож­ника слова. В главном герое повести «Ася» Чернышевский усмотрел все признаки «лиш­него человека» и произнес новоявленному Ромео суровый приговор. На смену ему должен прийти новый человек.

По - новому подошел Чернышевский и к решению пробле­мы народности в литературе. Его не удов­летворяло изображение народа писателями дворянского лагеря. Жалостливое отно­шение к народу, пассивный гуманизм - пройденный этап в развитии общества. О народе нужно писать «правду без всяких прикрас», как это делает Н. Успен­ский, и тем самым воспитывать его в рево­люционном духе («Не начало ли пере­мены?»). Чем скорее он станет сознатель­ным участником в общественной жизни, тем больше гарантии на победу народной революции.

Задаче революции и утверждению прин­ципов реализма служили и художествен­ные произведения Чернышевского Николая Гавриловича. Нам известно далеко не все, созданное им. Но и то, что сохра­нилось, даёт основание говорить об авторе «Что делать?» и «Пролога» как об ориги­нальном и самобытном писателе, который пришел в литературу со своими темами и проблемами и создал незабываемые образы «новых людей». Пафос его произ­ведений - в утверждении революционных и социалистических идеалов. Актуаль­ность романа «Что делать?» подчерки­вается самим заглавием: слово «дело» имеет, прежде всего, политический смысл, как шифрованный призыв к револю­ционному преобразованию. Основной кон­фликт в романе не личного, а обществен­ного характера: борьба нового со старым, неизбежность победы нового. Носителями идеала «коммунистического далека» вы­ступают «новые люди», которые являются знамением эпохи 60-х гг.

Пафос романа - в прославлении подвига «особенного чело­века», Рахметова, первого в русской лите­ратуре революционера-профессионала. Рахметов служил живым примером для революционной молодежи.

Под влиянием романа «Что делать?», указывал В. И. Ленин, «сотни людей дела­лись революционерами». И Ленина, по его собственному признанию, Чернышевский своим рома­ном «всего глубоко перепахал» («Вопросы литературы», 1957, № 8, стр. 132).

В ро­мане «Что делать?» решается и проблема эмансипации женщины, которая волно­вала современников.

В «Прологе» дей­ствие развертывается в 1857, а создавался роман в 1866 -71. Впервые напечатан в Лондоне в 1877. Прототипами героев «Пролога» послужили многие исторические лица. Это социально-политический роман. Отношение к революции и ре­форме, к родине и народу определило расстановку сил в России начала 60-х гг. Эти ведущие признаки эпохи явились той демаркационной линией, которая разде­ляет героев романа Чернышевского Н.Г. на борющиеся лагери. Удивительно точно и верно пока­зано единение либералов, крепостников и правительственной бюрократии, совер­шающих сделку за счет интересов народа. Только революционные демократы во гла­ве с Волгиным, в котором заметны черты самого писателя, выступают истинными друзьями народа и подлинными борцами за его интересы. Количественно лагерь Волгина не велик, но сила его в идейной убежденности, моральной стойкости, исто­рической правоте.

В. И. Ленин подчерки­вал гениальность Чернышевского как автора «Пролога», сумевшего дать правильную оценку гра­бительской сущности реформы во время ее совершения. Николай Гаврилович Чернышевский обосновал в романе неизбежность народной революции. Вол­гин готовит кадры революционеров, кото­рые могли бы возглавить «мужицкий бунт». У Волгина имеются не только друзья, но и враги. Они враги и самого писателя.

«Я хорошо служил своей родине, - писал Чернышевский Н.Г.,- и имею право на признатель­ность ее». Еще при жизни писателя имя его было популярно не только в народной России, но и далеко за ее пределами.

Умер - , Саратове.

Николай Гаврилович Чернышевский был родоначальником «солидной материалистической традиции» на Руси. Отсюда особое значение его философских взглядов, изложенных в немногих статьях и так или иначе выраженных во всей совокупности его публицистических произведений. Заметим, что философский материализм был известен в России до Чернышевского. Идеи просветителей XVIII века оставили глубокий след в истории русской общественной мысли. В ряду славных деятелей русского революционно- демократического движения Николай Гаврилович Чернышевский (1828- 1889) по праву занимает одно из первых мест.

Деятельность Чернышевского отличалась необычной многогранностью. Это был воинствующий философ- материалист и диалектик, он был также оригинальным историком, социологом, крупнейшим экономистом, критиком, выдающимся новатором в эстетике и литературе. Он воплотил в себе лучшие черты русского народа- ясный ум, стойкий характер, могучее стремление к свободе. Его жизнь — пример великого гражданского мужества, беззаветного служения народу. Всю свою жизнь Чернышевский отдал борьбе за освобождение народа от феодально- крепостнического рабства, за революционно- демократическое преобразование России. Он посвятил свою жизнь тому, что можно охарактеризовать словами Герцена, сказанными о декабристах, «разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, рожденных в среде палачества и раболепия». С сочинениями Чернышевского философская мысль в России значительно расширила сферу своего влияния, перейдя из ограниченного круга ученых на страницы распространенного журнала, заявляя о себе в «Современнике» каждой статьей Чернышевского, даже вовсе не посвященной специальным философским вопросам. Специально о философии Чернышевский писал очень мало, но ею проникнута вся его научная и публицистическая деятельность. Чернышевский — философ шел тем же путем, каким раньше шли его предшественники — Белинский и Герцен. Философия для Чернышевского была не отвлеченной теорией, а орудием изменения российской действительности. Материализм Чернышевского и его диалектика служили теоретическим обоснованием политической программы революционной демократии.

1. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО.

Чернышевский Николай Гаврилович (1828 год — 1889 год) — публицист, литературный критик, прозаик, экономист, философ, революционный демократ.

Родился в Саратове в семье священника Гаврилы Ивановича Чернышевского (1793--1861). Учился дома под руководством отца, многосторонне образованного человека. В 1842 поступил в Саратовскую духовную семинарию, время пребывания в которой использовал в основном для самообразования: изучал языки, историю, географию, теорию словесности, русскую грамматику. Не закончив семинарию, в 1846 поступил в Петербургский университет на отделение общей словесности философского факультета. Наряду с русским поэтом Н. А. Некрасовым и литературным критиком Н. А. Добролюбовым возглавлял редакцию журнала «Современник». В творчестве Чернышевского зафиксирована смена уклада жизни в России и обозначена новая мораль молодого поколения, далее раскрытая в публицистике Д. И. Писарева. Вместе с А. И. Герценом был родоначальником народничества…

За годы учебы в университете (1846-1850) были выработаны основы мировоззрения. Сложившееся к 1850 году убеждение о необходимости революции в России сочеталось с трезвостью исторического мышления: «Вот мой образ мысли о России: неодолимое ожидание близкой революции и жажда ее, хоть я и знаю, что долго, может быть весьма долго, из этого ничего не выйдет хорошего, что, может быть, надолго только увеличатся угнетение и т.д. — что нужды?.. мирное, тихое развитие невозможно».

Чернышевский попробовал свои силы в прозе (рассказ о Лили и Гете, повесть о Жозефине, «Теория и практика», «Отрезанный ломоть»). Выйдя из университета кандидатом, после кратковременной работы репетитором во Втором кадетском корпусе в Петербурге, служил старшим учителем словесности в Саратовской гимназии (1851- 1853), где говорил в классе «такие вещи, которые пахнут каторгой».

Вернувшись в мае 1853 года в Петербург, Чернышевский преподавал во Втором кадетском корпусе, одновременно готовясь к экзаменам на степень магистра, и работая над диссертацией «Эстетические отношения искусства к действительности». Диспут по представленной еще осенью 1853 года профессору Никитенко диссертации состоялся 10 мая 1855 года и явился манифестацией материалистических идей в эстетике, вызвав раздражение университетского начальства. Диссертация была официально утверждена в январе 1859 года. Параллельно шла журнальная работа, начатая летом 1853 года рецензиями в журнале «Отечественные записки».

Но с весны 1855 года Чернышевский, вышедший в отставку, занимался журнальной работой для «Современника» Н.А.Некрасова. Сотрудничество в этом журнале (1859-1861) пришлось на период общественного подъема, связанного с подготовкой крестьянской реформы. Под руководством Чернышевского и Некрасова, а позже и Добролюбова определилось революционно-демократическое направление журнала.

С 1854 года Чернышевский вел в «Современнике» отдел критики и библиографии. В конце 1857 года он передал его Добролюбову и сосредоточился преимущественно на политической, экономической, философской темах. Убедившись в грабительском характере предстоящей реформы, Чернышевский бойкотирует предреформенный ажиотаж; по обнародовании манифеста 19 февраля 1861 года «Современник» прямо не отозвался на него. В «Письмах без адреса», написанных после реформы и адресованных фактически Александру II (опубликовано за границей в 1874 году), Чернышевский обвинил самодержавно-бюрократический режим в ограблении крестьян. Рассчитывая на крестьянскую революцию, круг — «Современника» во главе с Чернышевским прибегал к нелегальным формам борьбы. Чернышевский написал революционную прокламацию «Барским крестьянам от доброжелателей поклон».

В обстановке растущей пореформенной реакции внимание III отделения все более привлекает деятельность Чернышевского. С осени 1861 года за ним была установлена полицейская слежка. Но Чернышевский был умелым конспиратором, в его бумагах не находили ничего подозрительного. В июне 1862 года было запрещено на восемь месяцев издание «Современника».

7 июля 1862 года Чернышевский был арестован. Поводом для ареста послужило перехваченное на границе письмо Герцена и Огарева, в котором предлагалось издавать «Современник» в Лондоне или Женеве. В тот же день Чернышевский стал узником Алексеевского равелина Петропавловской крепости, где пробыл до вынесения приговора — гражданской казни, состоявшейся 19 мая 1864 года на Мытнинской площади. Он был лишен всех прав состояния и присужден к 14 годам каторжной работы в рудниках, с последующим поселением в Сибири Александр II сократил срок каторги до 7 лет. Судебный процесс по делу Чернышевского тянулся очень долго из-за отсутствия прямых улик.

В крепости Чернышевский обратился к художественному творчеству. Здесь, с 14 декабря 1862 года по 4 апреля 1863 года, был написан роман «Что делать? Из рассказов о новых людях». За ним последовали оставшиеся незаконченными повесть «Алферьев» (1863) и роман «Повести в повести» (1863), «Мелкие рассказы» (1864). Увидел свет лишь роман «Что делать?».

В мае 1864 года Чернышевского под конвоем отправили в Сибирь, где он находился сначала на руднике, а с сентября 1865 года — в тюрьме Александровского завода.

Каторга, срок которой истек в 1871 году, оказалась преддверием к худшему испытанию — поселению в Якутии, в городе Вилюйске, где тюрьма была лучшим зданием, и климат оказался губительным.

Здесь Чернышевский был единственным ссыльным и мог общаться только с жандармами и местным якутским населением; переписка была затруднена, а часто специально задерживалась. Только в 1883 году, при Александре III, Чернышевскому было разрешено переселиться в Астрахань. Резкая перемена климата очень повредила его здоровью.

Годы крепости, каторги и ссылки (1862-1883) не привели к забвению имени и сочинений Чернышевского — его слава мыслителя и революционера росла. По приезде в Астрахань Чернышевский надеялся вернуться к активной литературной деятельности, но публикации его работ, хотя и под псевдонимом, были затруднительны.

В июне 1889 года Чернышевский получил разрешение вернуться на родину, в Саратов. Он строил большие планы, несмотря на резко ухудшающееся здоровье. Умер от кровоизлияния в мозг и похоронен в Саратове.

В разностороннем наследии Чернышевского важное место занимают работы по эстетике, литературная критика, художественное творчество. Во всех этих областях он выступил новатором, возбуждающим по сей день споры. К Чернышевскому применимы его собственные слова о Гоголе как писателе из числа тех, «любовь к которым требует одинакового с ними настроения души, потому что их деятельность есть служение определенному направлению нравственных стремлений».

В романе «Что делать? Из рассказов о новых людях» Чернышевский продолжил открытую Тургеневым в «Отцах и детях» тему нового общественного деятеля, в основном из разночинцев, сменившего тип «лишнего человека».

Романтический пафос произведения — в устремленности к социалистическому идеалу, будущему, когда тип «нового человека» станет «общею натурою всех людей». Прообразом будущего выступают и личные отношения «новых людей», разрешающих конфликты на основе гуманной теории «расчета выгод», и их трудовая деятельность. Эти подробно освещенные сферы жизни «новых людей» соотнесены с потаенным, «эзоповым» сюжетом, главным героем которого выступает профессиональный революционер Рахметов.

Тема любви, труда, революции органично связаны в романе, герои которого исповедуют «разумный эгоизм», стимулирующий нравственное развитие личности. Реалистический принцип типизации последовательнее выдержан в Рахметове, суровое мужество которого продиктовано условиями революционной борьбы начала 60-х годов. Призыв к светлому и прекрасному будущему, исторический оптимизм Чернышевского, мажорный финал сочетаются в романе с осознанием трагической судьбы его «новых людей»: «…еще немного лет, быть может, и не лет, а месяцев, и станут их проклинать, и они будут согнаны со сцены, отпиханные, странимые».

Публикация романа вызвала целую бурю в критике. На фоне многочисленных обвинений Чернышевского в безнравственности и прочем, выделяется серьезностью разбора статья Р.Р.Страхова «Счастливые люди». Признав жизненную основу и «напряжение вдохновения» автора, «органический» критик оспорил рационализм и оптимизм «новых людей» и отсутствие между ними глубоких конфликтов.

М.Е.Салтыков-Щедрин, выразив сочувствие общей идее романа, отметил, что в ее воплощении автор не мог избежать некоторой произвольной регламентации подробностей».

А Н.Г.Чернышевский считал: «…Только те направления литературы достигают блестящего развития, которые возникают под влиянием идей сильных и живых, которые удовлетворяют настоятельным потребностям эпохи. У каждого века есть свое историческое дело, свои особенные стремления. Жизнь и славу нашего времени составляют два стремления, тесно связанные между собой и служащие дополнением одно другому: гуманность и забота об улучшении человеческой жизни».

Известно, что Чернышевский представлял себе «положительно» нравственного человека как «человека вполне», цельного и гармоничного в котором корень всех движений — и корыстных, и бескорыстных — один и тот же, а именно «любовь к самому себе». Однако «теория разумного эгоизма» не мешала Чернышевскому верить в почти чудотворную силу личности и горячо сочувствовать всем тем, кто «угнетен условиями жизни».

Позиции позитивизма, веры в науку разделяли и представители народничества, радикализма и социализма. Наряду с проблемой человека, вопрос отношения к религии также неизменно волновал просвещенное русское общество тех лет. Тенденция к секуляризации общества, то есть обособления от религии и Церкви, на смену которому уже спешит идея социализма, заменяя собой религиозное мировоззрение в умах людей, становится наиболее остро ощутимой и болезненной, когда в русской жизни происходит сдвиг в сторону демократизации (освобождение крестьян в 1861 году), и различные течения секуляризма становятся более смелыми и активными. Однако, даже принимая формы богоборчества, эти движения были связаны с напряженными духовными исканиями, с потребностью удовлетворить религиозные запросы масс. Ещё в 1848 году 20-летний Чернышевский записывает в своем дневнике: «Что, если мы должны ждать новой религии? <…> очень жаль мне было бы расстаться с Иисусом Христом, который так благ, так мил своей личностью, любящей человечество». 1 Но уже несколько лет спустя на страницах своего романа он предается возвышенным грезам о грядущем Царстве Добра и Справедливости, где нет никакой религии, кроме религиозно окрашенной любви к человеку…

Чернышевский был не только идейным вождем разночинной интеллигенции, он внес неоценимый вклад в нравственный капитал эпохи. Современники единодушно отмечают его высокие нравственные качества. Он с героическим смирением вынес каторгу и ссылку. Этот проповедник практической пользы и популяризатор теории «разумного эгоизма» боролся за свободу, но не желал свободы для себя, потому что не хотел, чтобы его упрекнули в корысти.

Круг интересов Чернышевского был чрезвычайно широк: он изучал философию, естественные науки, политическую экономию, историю, знал европейские языки. Однако культурный уровень Чернышевского, как и у большинства разночинцев, был гораздо ниже уровня культуры и образования идеалистов 40-х годов. Таковы во все времена неизбежные издержки процесса демократизации! Однако единомышленники Чернышевского прощали ему и отсутствие литературного таланта, и скверный язык его публицистических и философских статей, ибо не это было главным. Его мысль, облеченная в тяжеловесную форму, заставляла задуматься лучшие умы не только в России, но и в просвещенной Европе. Маркс специально занялся русским языком, чтобы прочесть работы Чернышевского по экономике.

Разночинцы 60-х годов — борцы за всеобщее счастье, вдохновлённые идеями Чернышевского, были безбожниками и при этом аскетами, они сознательно отказывались от надежд на потустороннюю жизнь, а при этом в земной жизни выбирали лишения, тюрьмы, преследования и смерть. В глазах радикально настроенной молодежи эти люди выгодно отличались от тех лицемерных христиан, которые прочно держались за земные блага и смиренно рассчитывали на вознаграждение в будущей жизни. Чернышевский отнюдь не был лишь рупором их идей, который из тихого уютного кабинета вдохновлял их на жертвенный подвиг, он был одним из них. Пусть он заблуждался на своем общественном поприще, но все же это был крестный путь, ведь он отдал жизнь за всех несчастных и обездоленных. Владимир Набоков, резко отрицательно оценив его литературное и идейное наследие, завершил главу, посвященную Чернышевскому (она составляет часть романа «Дар»), такими поэтическими строками:

Что скажет о тебе далекий правнук твой,

то славя прошлое, то запросто ругая?

Что жизнь твоя была ужасна? Что другая

могла бы счастьем быть? Что ты не ждал другой?

Что подвиг твой не зря свершался, — труд сухой

в поэзию добра попутно обращая

и белое чело кандальника венчая

одной воздушною и замкнутой чертой?

Трагизм Чернышевского и его поколения заключается в основном противоречии, раскалывавшем сознание «новых людей»: они были мечтателями и идеалистами, но хотели верить лишь в «пользу»; они вдохновлялись верой в Идеал, но при этом готовы были свести к элементарной физиологии все человеческие чувства. Им не хватало культуры мышления, однако они презирали его, считая мысль, не связанную с практической пользой, бессмысленной. Они отрицали всякую религиозную веру, а сами свято верили в свои утопические мечты и, подобно Чернышевскому, приносили себя в жертву будущему, отрицая само понятие жертвы…

Суммируя всё вышеизложенное, можно без сомнения признать, что господствующими движущими силами русской общественной мысли этого периода являются всё же религиозный идеализм с одной стороны и материалистический биологизм с другой. Роль позитивизма (в русском понимании этого слова) в этом «великом противостоянии» представляется весьма недвусмысленной. Позитивизм выступает здесь как некий механизм или инструмент познания и пояснения с «научной» точки зрения всего сущего между миром духа и материи.

2 ФИЛОСОФСКИЕ ВЗГЛЯДЫ И.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО

В то время когда Чернышевский начал свою сознательную деятельность, передовая общественная мысль еще находилась под влиянием философии Гегеля. Отдавая должное глубине и благородному характеру этого учения, Чернышевский считал его устаревшим и неспособным указать надежный путь к свободе и счастью народа. Философия Гегеля была фантастическим отражением великой исторической драмы старого общества. Она признавала страдания человечества нормальной расплатой за все достижения культуры и прогресса. Гегель осмеивал сентиментальные иллюзии, сладенькие утопии людей, которые звали общество назад, к «естественному состоянию», этой воображаемой первобытной идиллии на лоне природы. Бессильные добрые пожелания! История совсем не похожа на мирное прозябание Филемона и Бавкиды. Развитие требует жертв, цивилизация возникает на развалинах множества местных и национальных культур, богатство рождает бедность, фабрики и мануфактуры утверждают свои успехи на нищете многочисленного класса людей. Народы стремятся к счастью, но эпохи счастья в истории - пустые страницы. Так учит Гегель, и для него удовлетворение человеческих потребностей не может быть целью истории - она охраняет своим всеобщим законом только интересы развития. Всякая остановка на этом пути, всякая удовлетворенность материальным благополучием становится изменой мировому духу, соблазни- тельным препятствием, которое ставит ему природа, вещественность. Поэтому чем прекраснее расцветает жизнь, тем вернее осуждает ее на гибель фатальный закон мирового развития:

Красота цветет лишь в песнопенье, А свобода - в области мечты.

Чернышевский полагал, что многое было верно в философии Гегеля лишь «в виде темных предчувствий», однако, подавляемых идеалистическим мировоззрением гениального философа.

Чернышевский подчеркивал двойственность гегелевской философии, видя в этом один из ее важнейших пороков, отмечал противоречие между ее сильными принципами и узкими выводами. Говоря о колоссальности гения Гегеля, называя его великим мыслителем, Чернышевский критикует его, указывая, что истина у Гегеля выступает в самых общих, отвлеченных, неопределенных очертаниях. Но Чернышевский признает за Гегелем заслугу в искании истины – верховной цели мышления. Какова бы истина не была, она лучше всего, что не истинно. Долг мыслителя – не отступать ни перед какими результатами своих открытий.

Истине надо жертвовать решительно всем; она- источник всех благ, как заблуждение – источник «всякой пагубы». И Чернышевский указывает на великую философскую заслугу Гегеля – его диалектический метод, «изумительно сильную диалектику».

В истории познания Чернышевский отводит философии Гегеля большое место и говорит о ее значении перехода «от отвлеченной науки к науке жизни».

Чернышевский указывал, что для русской мысли гегелевская философия послужила переходом от бесплодных схоластических умствований к «светлому взгляду на литературу и жизнь». Философия Гегеля, по мнению Чернышевского, утвердила в мысли, что истина выше и дороже всего в мире, что ложь преступна. Она утвердила стремление строго исследовать понятия и явления, вселила «глубокое сознание, что действительность достойна внимательнейшего изучения», ибо истина- плод и результат строгого всестороннего исследования действительности. Наряду с этим, Чернышевский считал философию Гегеля уже устаревшей. Наука развивалась дальше.

Неудовлетворенный философской системой Гегеля, Чернышевский обратился к сочинениям виднейшего философа того времени — Людвига Фейербаха.

Чернышевский был очень образованным человеком, он изучил труды очень многих философов, но своим учителем называл только Фейербаха.

Когда Чернышевский писал свою первую крупную научную работу, диссертацию по эстетике, он уже в области философии был вполне сложившимся мыслителем-фейербахианцем, хотя в самой диссертации своей не разу не упомянул имени Фейербаха, тогда запрещенного в России.

В начале 1849 года русский фурьерист- петрашевец Ханыков дал Чернышевскому, для ознакомления, знаменитую Фейербахову «Сущность христианства». Где Фейербах своей философией утверждал, что природа существует независимо от человеческого мышления и является основанием, на котором вырастают люди с их сознанием, и что высшие существа, созданные религиозной фантазией человека, – это только фантастические отражения собственной сущности человека.

Прочитав «Сущность христианства», Чернышевский отметил в своем дневнике, что она ему понравилась «своим благородством, прямотой, откровенностью, резкостью». Он узнавал о сущности человека, как ее понимал Фейербах, в духе естественно — научного материализма, узнавал о том, что совершенному человеку свойственны разум, воля, мысль, сердце, любовь, эта абсолютная у Фейербаха, сущность человека как человека и цель его бытия. Истинное существо — любит, мыслит, хочет. Высший закон — любовь к человеку.

Философия должна исходить не из некоей абсолютной идеи, а из природы, живой действительности. Природа, бытие — субъект познания, а мышление производно. Природа — первичное, идеи — ее порождения, функция человеческого мозга. Это были для молодого Чернышевского настоящие откровения. Он находил то, что искал. Особенно поразила его главная мысль, показавшаяся совершенно справедливой, — что «человек всегда воображал себе бога человеческим по своим собственным понятиям о себе».

В 1877 году Чернышевский писал из сибирской ссылки сыновьям: «Если вы хотите иметь понятие о том, что такое по моему мнению человеческая природа, узнавайте это из единственного мыслителя нашего столетия, у которого были совершенно верные, по — моему, понятия о вещах. Это — Людвиг Фейербах… В молодости я знал целые страницы из него наизусть. И сколько могу судить по моим потускневшим воспоминаниям о нем, остаюсь верным последователем его».

Чернышевский критикует идеалистическую сущность гносеологии Гегеля и его российских последователей, указывая, что она переворачивает с ног на голову истинное положение вещей, что она идет не от материального мира к сознанию, понятиям, а, напротив, от понятий к реальным предметам, что она рассматривает природу и человека как порождение абстрактных понятий, божественной абсолютной идеи.

Чернышевский отстаивает материалистическое решение основного вопроса философии, показывает, что научная материалистическая гносеология исходит из признания идей, понятий, являющихся лишь отражением реальных вещей и процессов, происходящих в материальном мире, в природе. Он указывает, что понятия представляют собой результат обобщения данных опыта, итог изучения и познания материального мира, что они охватывают сущность вещей.

«Составляя себе отвлеченное понятие о предмете,– пишет он в статье «Критический взгляд на современные эстетические понятия»,– мы сбрасываем все определенные, живые подробности, с которыми предмет является в действительности, и составляем только его общие существенные черты; у действительно существующего человека есть определенный рост, определенный цвет волос, определенный цвет лица, но рост у одного человека большой, у другого маленький, у одного человека цвет лица бледный, у другого румяный, у одного белый, у другого смуглый, у третьего, как у негра, совершенно черный,– все эти разнообразные подробности не определяются общим понятием, выбрасываются из него. Поэтому в действительном человеке всегда находится гораздо больше признаков и качеств, нежели, сколько находится в отвлеченном понятии человека вообще. В отвлеченном понятии остается только сущность предмета».

Явления действительности, полагал Чернышевский, весьма разнородны и разнообразны. Свою силу человек черпает из действительности, действительной жизни, знания ее, уменья пользоваться силами природы и качествами человеческой натуры. Действуя сообразно с законами природы, человек видоизменяет явления действительности сообразно своим стремлениям.

Серьезное значение, по мнению Чернышевского, имеют лишь те человеческие стремления, которые основаны на действительности. Успеха можно ожидать лишь от тех надежд, которые возбуждаются в человеке действительностью.

Истина, по Чернышевскому, достигается только строгим, всесторонним исследованием действительности, а не произвольными субъективными умствованиями.Чернышевский был последовательным материалистом. Важнейшие элементы его философского мировоззрения борьба против идеализма, за признание материальности мира, первичность природы и признание человеческого мышления отражением объективной, реальной действительности, «антропологический принцип в философии», борьба против агностицизма, за признание познаваемости предметов и явлений.

Чернышевский материалистически решал основной вопрос философии, вопрос об отношении мышления к бытию. Он, отвергая идеалистическое учение о превосходстве духа над природой, утверждал первичность природы, обусловленность человеческого мышления реальным бытием, которое имеет свою основу в самом себе.

Для своего времени, как и вся философия Чернышевского, она главным образом направлена против идеализма, религии, богословской морали.

В своих философских построениях Чернышевский пришел к выводу, что «человек любит прежде всего сам себя». Он — эгоист, и эгоизм — побуждение, управляющее действиями человека.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

М. Г. Чернышевский русский философ-материалист, революционер — демократ, мыслитель-энциклопедист, теоретик критического утопического социализма, идеолог крестьянской революции. Опирался на труды античного, а также французского и английского материализма 17 – 18 в.в. Кроме того уделял много внимания трудам естествоиспытателей — Ньютона, Лапласа, идеям социалистов-утопистов, классиков политэкономии, антропологического материализма Фейербаха диалектики Гегеля. Философия Чернышевского направлена против дуализма, а также идеалистического монизма. Он обосновал положение о материальном единстве мира, объективном характере природы и её законов. Чернышевский опирался также на данные опытной психологии и физиологии. Разработал концепцию антропологического материализма. В своих произведениях целеустремлённо проводил мысль о социально-политической обусловленности философии, имеющей теоретико-методическое значение.

В социологии Чернышевский говорил о неизбежности социальных революций, материальных и экономических потребностях. Радикальным путем решения социальных проблем считал народную революцию. Противопоставил учение о морали религиозному аскетизму. Критерии прекрасного выводил из реальных переживаний человека, особенностей его психологии и вкуса.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    История философии / Ред. Г.Ф. Александров, Б.Э. Быховский, М.Б. Митин, П.Ф. Юдин. Т. I. Философия античного и феодального общества. М., 2003

    Орлов С.В. История философии. –СПб.: Питер, 2006.

    Чернышевский Н.Г. Полн.собр.соч. М., 1949. Т. XIV.

Николай Гаврилович Чернышевский - один из самых известных и почитаемых русских писателей и публицистов. Именно он является автором романа «Что делать?» и идейным лидером «Земли и воли» (сообщества, в котором подымались революционные идеи). Именно по причине такой активности, он считался наиболее опасным врагом Российской империи.

Н.Г. Чернышевский родился 12 июля 1828 года в Саратове. Его отец - протоиерей в одном из кафедральных соборов города, а мать - простая крестьянка. Благодаря стараниям отца, который обучал Николая, он вырос очень умным и эрудированным мужчиной.

Такие глубокие знания в литературе у мальчика в столь раннем возрасте привлекали внимание его односельчан. Они дали ему прозвище "библиограф", которое точно отображало уникальную эрудированность будущего публициста. Благодаря полученным во время домашнего обучения знаниям он смог без труда поступить в духовную семинарию Саратова, а позже - в ведущий университет Санкт-Петербурга.

(Юный Чернышевский за переводом истории )

Именно за годы обучения и становления сформировалась личность революционера-активиста, который не боится говорить правду. Он вырос на учениях античных, французских и английских произведений эпохи материализма (XVII—XVIII века).

Этапы жизни и этапы творчества

Николай Чернышевский заинтересовался написанием литературных произведений ещё во время посещения литературного кружка, где в то время преподавал И. И. Введенский (российский писатель, революционер). После окончания историко-филологического факультета в 1850 году, Чернышевский получил звание кандидата наук и уже через год начал работать в гимназии Саратова. Полученную работу он воспринимал, как шанс активно продвигать свои революционные идеи.

Проработав 2 года в гимназии, молодой учитель решил жениться. Его женой стала Ольга Васильева, вместе с которой он переехал в Санкт-Петербург. Именно здесь его назначили преподавателем Второго кадетского корпуса. Здесь он отлично зарекомендовал себя вначале, но после серьёзного конфликта с одним из офицеров, Чернышевскому пришлось уйти.

(Полный свежих идей Чернышевский защищает диссертацию )

Пережитые события вдохновили молодого Чернышевского на написание своих первых статей в печатных изданиях Санкт-Петербурга. После нескольких опубликованных статей, его приглашают в журнал "Современник", где Николай Гаврилович становится практически главным редактором. При этом он продолжил вести активную деятельность и продвигать идеи революционной демократии.

После успешной работы в "Современнике", он получает приглашение в журнал "Военный сборник", где занимает должность первого редактора. Во время работы здесь Чернышевский начинает вести различные кружки, в которых участники пытались найти способы привлечения армии к революции. Благодаря своим статьям и активной деятельности он становится одним из лидеров публицистической школы своего времени. Именно в этот период (1860 год) он и пишет "Антропологический примат в философии" (сочинение на философскую тему).

(Чернышевский в заточении пишет "Что делать" )

В результате уже с 1861 года за Чернышевским устанавливается тайный надзор полиции, который усиливается после вступления его в "Земля и воля" (общество, основанное Марксом и Энгельсом). В связи с событиями в стране "Современник" на время приостановил свою деятельность. Но уже через год возобновил её (в 1863 году). Именно тогда и был опубликован самый знаменитый роман Николая Чернышевского - "Что делать?", который автор писал во время своего пребывания в тюрьме.

Николай Гаврилович Чернышевский - русский революционер, демократ, писатель, философ, экономист, публицист, литературный критик, ученый - появился на свет в Саратове 24 июля (12 июля по ст. ст.) 1828 г. Его отцом был священник, человек разносторонне образованный. Еще в детские годы Николай пристрастился к чтению и изумлял окружающих начитанностью.

В 1842 г. он становится учащимся Саратовской духовной семинарии. Годы учебы в ней (завершил обучение в 1845 г.) были наполнены интенсивным самообразованием. В 1846 г. Чернышевский - студент философского факультета (историко-филологическое отделение) Петербургского университета. После его окончания в 1951-1853 гг. преподавал в местной гимназии русский язык. В студенческие годы Чернышевский сформировался как личность и был готов посвятить жизнь революционной деятельности. К этому же периоду биографии относятся первые пробы пера.

В 1853 г. Николай Гаврилович, женившись, переехал в Санкт-Петербург и был в 1854 г. определен во Второй кадетский корпус преподавателем. Несмотря на педагогический талант, вынужден был уйти в отставку после конфликта с коллегой. К 1853 г. относится и начало его литературной деятельности в виде небольших статей, которые публикуются «Санкт-Петербургскими Ведомостями» и «Отечественными Записками». В 1854 г. Чернышевский становится сотрудником журнала «Современник». Защита магистерской диссертации «Эстетические отношения искусства к действительности» превратилась в значимое общественное событие и дала старт развитию национальной материалистической эстетики.

На протяжении 1855-1857 гг. из-под пера Чернышевского выходит целый ряд статей, главным образом, литературно-критического и историко-литературного характера. В конце 1857 г., перепоручив критический отдел Н. Добролюбову, он приступает к сочинению статей, освещавших экономико-политические вопросы, в первую очередь, касающиеся планируемых аграрных реформ. К этому шагу правительства он относился негативно и в конце 1858 г. стал выступать с призывом к тому, чтобы реформа была сорвана революционным путем, предупреждал, что крестьянство ожидает масштабное разорение.

Конец 50 - начало 60 гг. отмечен в его творческой биографии написанием политэкономических работ, в которых писатель выражает убежденность в неотвратимости прихода социализма на смену капитализму, - в частности, «Опыт земельной собственности», «Суеверия и правила логики», «Капитал и труд» и др.

С начала осени 1861 г. Н.Г. Чернышевский становится объектом тайного полицейского надзора. На протяжении лета 1861-1862 гг. он являлся идейным вдохновителем «Земли и воли» - революционной народнической организации. Чернышевский значился в служебной документации тайной полиции как враг номер один Российской империи. Когда было перехвачено письмо Герцена с упоминанием Чернышевского и предложением выпускать за границей запрещенный к тому времени «Современник», Николая Гавриловича 12 июня 1862 г. арестовали. Пока шло следствие, он сидел в Петропавловской крепости, в одиночной камере, продолжая при этом писать. Так, в 1862-1863 гг. в застенках был написан знаменитый роман «Что делать?».

В феврале 1864 г. был вынесен вердикт, согласно которому революционеру предстояло провести 14 лет на каторге с последующим пожизненным проживанием в Сибири, но Александр II снизил срок до 7 лет. В тюрьме и на каторге Н. Чернышевскому в общей сложности довелось провести более двух десятков лет. В 1874 г. он отказался от написания прошения о помиловании, хотя ему предоставляли такой шанс. Семья выхлопотала ему в 1889 г. разрешение жить в Саратове, но, переехав, он 29 октября (17 октября по ст. ст.) 1889 г. скончался и был похоронен на Воскресенском кладбище. В течение еще нескольких лет, до 1905 г., все его работы были в России под запретом.

Биография из Википедии

Н. Г. Чернышевский. Фотография В. Я. Лауфферта. 1859 год

Родился в семье протоиерея Александро-Невского кафедрального собора Саратова Гавриила Ивановича Чернышевского (1793-23.10.1861), происходившего из крепостных села Чернышева Чембарского уезда Пензенской губернии. Название села дало ему и фамилию. До 14-летнего возраста учился дома под руководством отца, многосторонне образованного и очень религиозного человека, и двоюродной сестры, Л. Н. Пыпиной. Архиепископ Никанор (Бровкович) указывал, что с раннего детства к нему был приставлен гувернёр-француз, которому «в Саратове и приписывали первоначальное направление юного Чернышевского».

Начитанность Николая поражала окружающих; в детстве он даже имел прозвище «библиофага», то есть пожирателя книг. В 1843 году поступил в Саратовскую духовную семинарию. В семинарии он пробыл три года, «будучи необыкновенно тщательно развит не по годам и образован далеко выше семинарского курса своих сверстников»; не окончив её, в 1846 году он поступил в Петербургский университет на историко-филологическое отделение философского факультета.

В эти годы и сформировался тот Чернышевский, которого скоро узнает вся Россия,- убеждённый революционер- демократ, социалист и материалист. Мировоззрение Чернышевского формировалось под влиянием античного, а также французского и английского материализма XVII-XVIII веков, трудов естествоиспытателей - Ньютона, Лапласа, Лаланда и других идей социалистов-утопистов, классиков политэкономии, диалектики Гегеля и в особенности антропологического материализма Фейербаха. Влияние на формирование его взглядов оказал кружок И. И. Введенского. В это время Чернышевский начал писать свои первые художественные произведения. В 1850 году окончив курс кандидатом, получил назначение в Саратовскую гимназию и весной 1851 года приступил к работе. Здесь молодой учитель использовал своё положение для проповеди революционных идей.

В 1853 году встретил будущую жену, Ольгу Сократовну Васильеву, вместе с которой после свадьбы переехал из родного Саратова в Санкт-Петербург. Высочайшим приказом 24 января 1854 года Чернышевский был определён учителем во Второй кадетский корпус. Будущий писатель зарекомендовал себя прекрасным преподавателем, но пребывание его в корпусе оказалось недолгим. После конфликта с офицером Чернышевский был вынужден подать в отставку.

Литературная деятельность

Литературную деятельность начал в 1853 г. небольшими статьями в «Санкт-Петербургских Ведомостях» и «Отечественных Записках».

В начале 1854 г. он перешёл в журнал «Современник», где в 1855-1862 годах являлся фактически руководителем журнала наряду с Н. А. Некрасовым и Н. А. Добролюбовым, вёл решительную борьбу за превращение журнала в трибуну революционной демократии, что вызывало протест литераторов-либералов (В. П. Боткин, П. В. Анненков и А. В. Дружинин, И. С. Тургенев), сотрудничавших в «Современнике».

10 мая 1855 года в университете происходит защита диссертации «Эстетические отношения искусства к действительности», которая стала большим общественным событием и была воспринята как революционное выступление, в этой работе он подвергал резкой критике эстетику идеалистов и теорию «искусство для искусства». Министр просвещения А. С. Норов помешал присуждению учёной степени, и лишь в 1858 году, когда Норова на посту министра сменил Е. П. Ковалевский, последний утвердил Чернышевского в степени магистра русской словесности.

В 1858 году он стал первым редактором журнала «Военный сборник». Ряд офицеров (Сераковский, Калиновский, Шелгунов и др.), был вовлечён им в революционные кружки. Об этой работе Чернышевского были хорошо осведомлены Герцен и Огарёв, стремившиеся привести армию к участию в революции. Вместе с ними является родоначальником народничества.

В 1860-е годы Чернышевский стал признанным лидером публицистической школы русского философского материализма. Главное философское сочинение Чернышевского - «Антропологический примат в философии » (1860). В нём изложена монистическая материалистическая позиция автора, направленная как против дуализма, так и против идеалистического монизма. Определяя философию как «теорию решения самых общих вопросов науки», он обосновывал положения о материальном единстве мира, объективном характере законов природы, используя данные естественных наук.

1861 год. Оглашается s:Высочайший манифест от 19.02.1861 Об отмене крепостного права, начинается осуществление реформы, которую Маркс и Энгельс назвали «жульнической проделкой». Деятельность Чернышевского приобретает в это время наибольший размах, крайнюю напряжённость. Не входя формально в тайное революционное общество «Земля и воля», Чернышевский является его несомненным вдохновителем. Недаром же Маркс и Энгельс называли его «главой революционной партии».

С сентября 1861 года находится под тайным надзором полиции. Шеф жандармов Долгоруков даёт такую характеристику Чернышевскому: «Подозревается в составлении воззвания „Великорусс“, в участии составления прочих воззваний и в постоянном возбуждении враждебных чувств к правительству». Подозревался в причастности к пожарам 1862 года в Петербурге.

В мае 1862 года журнал «Современник» был закрыт на 8 месяцев.

В 1863 году во возобновленном журнале «Современник» был напечатан роман «Что делать?», написанный Чернышевским, находившимся под арестом в Петропавловской крепости.

Арест и следствие

12 июня 1862 года Чернышевский был арестован и размещён в одиночную камеру под стражей в Алексеевском равелине Петропавловской крепости по обвинению в составлении прокламации «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон». Воззвание к «Барским крестьянам» было переписано рукою Михайлова и передано Всеволоду Костомарову, оказавшемуся, как потом выяснилось, провокатором.

В служебной документации и переписке между жандармерией и тайной полицией назывался «врагом Российской Империи номер один». Поводом для ареста послужило перехваченное полицией письмо Герцена к Н. А. Серно-Соловьевичу, в котором упоминалось имя Чернышевского в связи с предложением издавать запрещённый «Современник» в Лондоне.

Следствие продолжалось около полутора лет. Чернышевский вёл упорную борьбу со следственной комиссией. В виде протеста против незаконных действий следственной комиссии Чернышевский объявил голодовку, которая продолжалась девять дней. Вместе с тем Чернышевский продолжал работать и в тюрьме. За 678 суток ареста Чернышевский написал текстовых материалов в объёме не менее 200 авторских листов. Наиболее полномасштабно утопические идеалы арестантом Чернышевским были выражены в романе «Что делать?» (1863), опубликованном в 3, 4 и 5 номерах «Современника».

Каторга и ссылка

7 февраля 1864 года сенатором М. М. Карниолиным-Пинским был объявлен приговор по делу Чернышевского: ссылка на каторжные работы сроком на 14 лет, а затем поселение в Сибири пожизненно. Александр II уменьшил срок каторжных работ до 7 лет, в целом Чернышевский пробыл в тюрьме, на каторге и в ссылке свыше двадцати лет.

19 (31) мая 1864 года в Петербурге на Мытнинской площади состоялась гражданская казнь революционера. Был отправлен в Нерчинскую каторгу в Кадаинскую тюрьму; в 1866 году переведён в Александровский Завод Нерчинского округа, в 1867 году в Акатуйскую тюрьму, по окончании семилетней каторги его переводят в 1871 году в Вилюйск. В 1874 году ему официально предложено освобождение, но он отказывается подать прошение о помиловании. В Александровском Заводе по сей день сохранился дом-музей Н. Г. Чернышевского - дом, в котором он жил.

Организатором одной из попыток освобождения Чернышевского (1871) из ссылки был Г. А. Лопатин. В 1875 г. освободить Чернышевского попытался И. Н. Мышкин. В 1883 г. Чернышевскому дозволено вернуться в европейскую часть России, в Астрахань (по некоторым данным, в этот период переписчиком у него работал Константин Фёдоров).

Смерть

Благодаря хлопотам сына Михаила, 27 июня 1889 года переезжает в Саратов, но уже 11 октября того же года заболевает малярией. Чернышевский скончался в 12:37 ночи 17 (29) октября 1889 года от кровоизлияния в мозг. 20 октября 1889 года был похоронен в Саратове на Воскресенском кладбище.

Семья

Дед (по матери) - Егор (Георгий) Иванович Голубев (1781-20.04.1818), протоиерей саратовской Нерукотворенно-Спасской (Сергиевской) церкви, «был человек честный, учёный и любимый многими».

Бабка (по матери) - Пелагея Ивановна Голубева, урождённая Кириллова (1780-1847), дочь саратовского священника Иоанна (Ивана) Кириллова (около 1761-после 1821) и его супруги Мавры Порфирьевны (около 1761-после 1814). Была "типической, суровой, властной, непреклонной женщиной старого века, с характером, подчиняющим себе окружающих". Имела двух дочерей.

Отец - Гавриил Иванович Чернышевский (5.07.1793-23.10.1861), старший сын дьякона села Чернышевки Чембарского уезда Пензенской губернии Ивана Васильева (1763-1809) и его супруги Евдокии (Авдотьи) Марковны (1767-1835); у него были сестра Степанида (1791-?) и брат Фотий (1794-?). После обучения в Тамбовском училище был переведен в Пензенскую семинарию, где и получил фамилию по месту рождения с.Чернышево Пензенской губернии – Чернышевский , для включения его в списки семинаристов. Женившись на дочери протоиерея Е. И. Голубева, в 1825 году стал протоиереем в Саратове; с 1826 член духовного правления. Знал языки и историю.

Мать - Евгения Егоровна Голубева (30.11.1803-19.04.1853), венчалась с Г. И. Чернышевским 7 июня 1818 года.

Тётка - Александра Егоровна Голубева (1806-15.08.1884), единственная сестра Е. Е. Чернышевской. Была дважды замужем: 1) за подпоручиком артиллерии Николаем Михайловичем Котляревским (ум. 28.08.1828), у них 3 детей: Любовь (1824-1852), Софья (1826-1827) и Егор (1828-1892); 2) с 1831 года за мелкопоместным дворянином Николаем Дмитриевичем Пыпиным (1808-1893), саратовским чиновником, от которого родила ещё 8 детей, в числе которых был А. Н. Пыпин.

Сестра - Пелагея Гавриловна Чернышевская (7.09.1825-25.09.1825), прожила меньше месяца.

Н. Г. Чернышевский был женат с 29 апреля 1853 года на Ольге Сократовне Васильевой (15.03.1833-11.07.1918), дочери саратовского доктора Сократа Евгеньевича Васильева (1796-1860) и Анны Кирилловны Казачковской, дочери генерал-лейтенанта К. Ф. Казачковского. Ольга Сократовна "была жизнерадостной, энергичной, любящей подвижные игры, весёлой и смелой девушкой". У них родилось 3 сыновей:

  • Александр (5.03.1854, Санкт-Петербург, - 17.01.1915, Рим, Италия), математик по образованию, всю жизнь увлекавшийся литературой.
  • Виктор (20.01.1857, Санкт-Петербург, - ноябрь 1860, там же), умер в детстве.
  • Михаил (7.10.1858, Санкт-Петербург, - 3.05.1924), был первым директором музея-усадьбы Н. Г. Чернышевского. Был женат на Елене Матвеевне Соловьёвой (1864-1940)

Журналистская деятельность

Продолжая традиции критики Белинского , стремился раскрыть сущность общественных явлений, донести до читателя свои революционные взгляды. Писал множество статей и рецензий, направленных на объяснение тех или иных новых литературных течений, был одним из первых критиков, раскрывших в творчестве Толстого так называемую «диалектику души».

Философские взгляды

Являлся последователем русской революционно-демократической мысли и прогрессивной западноевропейской философии (французских материалистов XVIII в., социал-утопистов Фурье и Фейербаха).В университетские годы переживал недолгое увлечение гегельянством, впоследствии подвергал критике идеалистические воззрения, христианскую, буржуазную и либеральную мораль как «рабскую».

Философия Чернышевского монистична и направлена против дуализма, объективно идеалистического и субъективно-идеалистического монизма. Определяя философию как «теорию решения самых общих вопросов науки», он обосновывал положение о материальном единстве мира, объективном характере природы и её законов (напр., закона причинности), широко используя данные химии, физики, биологии и др. естественных наук. Объясняя идеальное как порождение материального, рассуждая о материальных основах сознания, Чернышевский опирался также на данные опытной психологии и физиологии. В философии Чернышевского значительное место занимают идеи, связанные с антропологическим материализмом, что сближает его с наиболее передовыми мыслителями, такими, как Фейербах.

По Чернышевскому, главными факторами, формирующими нравственное сознание, являются «естественные потребности», а также «общественные привычки и обстоятельства». Удовлетворение потребностей, с его точки зрения, устранит препятствия расцвету личности и причины нравственных патологий, для этого нужно изменить сами условия жизни через революцию. Материализм служил теоретическим обоснованием политической программы революционеров-демократов, они критиковали реформаторские надежды на «просвещённого монарха» и «честного политика».

Его этика основывается на концепции «разумного эгоизма» и антропологическом принципе. Человек, как биосоциальное существо, принадлежит к миру природы, определяющем его «сущность», и состоит в общественных отношениях с другими людьми, в которых он реализует изначальное стремление своей «натуры» к удовольствию. Философ утверждает, что индивидуум «поступает так, как приятней ему поступать, руководится расчётом, велящим отказываться от меньшей выгоды и меньшего удовольствия для получения большей выгоды, большего удовольствия», только тогда он достигает пользы. Личный интерес развитого человека побуждает его на акт благородного самопожертвования, дабы приблизить торжество выбранного идеала. Отрицая существование свободы воли, Чернышевский признаёт действие закона причинности: «То явление, которое мы называем волею, является звеном в ряду явлений и фактов, соединённых причинной связью».

Благодаря же свободе выбора человек двигается по тому или иному пути социального развития, а просвещение людей должно служить тому, что они научатся выбирать новые и прогрессивные пути, то есть становиться «новыми людьми», идеалы которых - служение народу, революционный гуманизм, исторический оптимизм.

Политическая идеология

Крестьянский вопрос

В опубликованных в 1858-1859 гг. трёх статьях под общим названием «О новых условиях сельского быта» Чернышевский в подцензурной форме и внешне благонамеренном тоне проводил идею немедленного освобождения крестьян с землёй без всякого выкупа, тогда сохранится общинное владение землёй, что постепенно приведёт к социалистическому землепользованию. По словам Ленина, этот утопический подход мог провести решительную ломку феодальной старины, что привело бы к наиболее быстрому и прогрессивному развитию капитализма.

В то время как официальная пресса печатала манифест Александра II от 19 февраля 1861 на первой странице, «Современник» поместил лишь выдержки из Царского Указа в конце книжки, в виде приложения, не имея возможности прямо раскрыть характер реформы. В том же номере были напечатаны стихи американского поэта Лонгфелло «Песни о неграх» и статья о рабстве афроамериканцев в США. Читатели понимали, что хочет сказать этим редакция.

Социально-экономические воззрения

Для Чернышевского община - патриархальный институт русской жизни, в общине существует «товарищеская форма производства» параллельно с капиталистическим производством, которое со временем будет упразднено. Тогда будет окончательно утверждено коллективное производство и потребление, после чего община как форма производственного объединения исчезнет. Срок перехода от обработки земли частными силами отдельного хозяина к общинной обработке целой мирской дачи он оценивал в 20-30 лет. Использовал идеи Фурье и его главного ученика Консидерана. В «Очерках из политической экономики» с некоторыми оговорками передаёт учение утописта о труде, указывая на необходимость крупного производства, и разъясняет невыгодность труда наёмного. Чернышевский считал, что «потребитель продукта должен являться и его хозяином-производителем». Согласно воззрениям Фурье, Чернышевский указывал на преувеличенное значение торговли в современном обществе и недостатках её организации. В романе «Что делать?» прямо изобразил фаланстер (Четвёртый сон Веры Павловны).

Адреса в Санкт-Петербурге

  • 19.06.1846 - 20.08.1846 года - доходный дом Прилуцкого - Наб. Екатерининского канала (ныне - канал Грибоедова), 44;
  • 21.08.1846 - 07.12.1846 года - доходный дом Вяземского - Наб. Екатерининского канала (ныне - канал Грибоедова), 38, кв. 47;
  • 1847-1848 гг. - дом Фридерикса - Владимирская улица, 13;
  • 1848 год - доходный дом Соловьёва - Вознесенский проспект, 41;
  • 20.09.1849 - 10.02.1850 года - квартира Л. Н. Терсинской в доходном доме И. В. Кошанского - Большая Конюшенная улица, 15, кв. 8;
  • 12.1850 - 12.03.1851 года - Офицерская улица, 45;
  • 13.05.1853 - 01.08.1853 года - Офицерская улица, 45;
  • 1853-1854 гг. - квартира И. И. Введенского в доходном доме Бородиной - набережная реки Ждановки, 7;
  • 22.08.1855 - конец 06.1860 года - Поварской переулок, 13, кв. 6;
  • конец 06.1860 - 07.06.1861 года - доходный дом В. Ф. Громова - 2-я линия Васильевского острова, 13, кв. 7;
  • 08.06.1861 - 07.07.1862 года - доходный дом Есауловой - Большая Московская улица, 6, кв. 4.