Амет-Хан Султан – летчик, национальный герой крымскотатарского народа Украины. Дважды герой советского союза амет хан султан
 
» »

Амет-Хан Султан – летчик, национальный герой крымскотатарского народа Украины. Дважды герой советского союза амет хан султан

23.09.2019

В мире не бывает плохих народов, а герои и подлецы есть и среди русских, и среди англичан, и среди украинцев, и среди немцев, и среди крымских татар…

Говоря об истории участия крымских татар в Великой Отечественной войне, нужно признать, что этот народ пережил настоящую трагедию. Пока одна его часть дралась с фашистами, другая встала на путь коллаборационизма и предательства, пособничая гитлеровцам в совершении самых страшных преступлений. А вслед за этим в 1944 году кара в виде депортации обрушилась на головы не только тех, кто действительно был виновен, но зачастую и на ни в чём не повинных…

Но не о подлецах пойдёт сегодня речь, а о герое. О человеке, являющемся не только гордостью крымских татар и дагестанских лакцев, но и, в полном смысле этого слова, .

Амет-Хан Султан родился 25 октября 1920 года в Крыму, в городе Алупка, в семье выходца из дагестанского аула Цовкра, лакца по национальности, и крымской татарки.

Его детская биография не содержала в себе ничего героического — 7 классов школы, железнодорожное училище, рабочая специальность… Но увлечённость небом, распространённая среди советской молодёжи 1930-х, коснулась и его. Молодой рабочий занимался в аэроклубе, осваивая профессию лётчика.

И когда в феврале 1939 года Амет-Хан оказался в армии, «гражданское» увлечение небом решило его дальнейшую судьбу. Он был направлен в знаменитую Качинскую военную авиационную школу, из которой в 1940 году Амет-Хан вышел уже в звании младшего лейтенанта.

Таран над Ярославлем

Истребительный полк Амет-Хана, оснащённый самолётами И-15 и И-153, встретил войну в Молдавии. В бои с фашистами молодой лётчик вступил с первого дня войны. Осенью 1941 года его полк дрался с немцами у Ростова-на-Дону. После тяжёлых потерь полк перевели на переформирование и переобучение. Теперь Амет-Хану предстояло сражаться на британском «харрикейне».

В марте 1942 года полк Амет-Хана Султана вошёл в состав ПВО Ярославля. Войска гитлеровцев не дошли до города, но авиация противника наносила по нему бомбовые удары.

31 мая 1942 года город был атакован «юнкерсами». Советские истребители вступили в схватку. Амет-Хан Султан, израсходовав все боеприпасы, настиг противника и таранил его. «Харрикейн» застрял в «юнкерсе», но советский лётчик выбрался из кабины и приземлился при помощи парашюта. За подвиг в небе Ярославля Амет-Хан Султан был награждён орденом Ленина.

В 1942 году лётчик, пересевший на истребители марки «Як», отличился в боях под Воронежем и Сталинградом, зарекомендовав себя настоящим асом воздушных схваток.

Воздушный спецназ Сталина

В этот момент советское командование приняло решение создать своеобразный «воздушный спецназ» из лучших советских пилотов для борьбы с элитой люфтваффе. Таким «спецназом» стал 9-й гвардейский истребительный авиационный полк. Чтобы понять, какие лётчики были собраны в этом полку, достаточно сказать, что в нём воевали 28 Героев Советского Союза, 25 из которых получили это звание, сражаясь в «воздушном спецназе».

В состав этого подразделения вошёл и Амет-Хан Султан. Он сбивал немцев, воюя на «Яках», затем на американской «Аэрокобре», а завершал войну на истребителе Ла-7. Казалось, техники, неподвластной этому пилоту, просто не существовало.

В августе 1943 года капитану Амет-Хану Султану было присвоено звание Героя Советского Союза.

В январе 1944 года Амет-Хан и его боевой товарищ, Герой Советского Союза Иван Борисов , сумели захватить самолёт противника, принудив гитлеровского пилота к посадке на советский аэродром. Интересно, что Амет-Хан освоил захваченный немецкий самолёт связи почти сразу, совершив на нём самостоятельный полёт.

Всего за время войны Амет-Хан Султан лично сбил 30 самолётов противника и ещё 19 — в составе группы. 29 июня 1945 года гвардии майор Амет-Хан Султан стал дважды Героем Советского Союза.

Модель самолёта «Аэрокобра» Амет-Хана Султана. Фото: wikipedia.org / SmiertSpionem

Герои и предатели

Разбрасываться элитой авиации после войны не стали, и по личному приказу Сталина все лучшие асы были направлены на учёбу в военные академии. Туда же поступил и Амет-Хан Султан, несмотря на то, что в своих анкетах упрямо выводил «национальность — крымский татарин». После депортации 1944 года для такого поступка необходимо было мужество, тем более что лётчик легко мог указать национальность отца.

Впрочем, у советской власти к самому Амет-Хану Султану претензий не было. Как не было никогда претензий к ней и у самого аса, который считал себя именно советским человеком, интернационалистом и с равной теплотой относился к Крыму, Дагестану и Москве, ставшей его новым домом.

При этом семью Амет-Хана трагедия, происшедшая с крымскими татарами во время войны, затронула напрямую. Родители лётчика остались в оккупации, и в 1943 году командование отдало приказ партизанам вывезти их на Большую землю. Однако родители ответили отказом, а самих партизан окружили полицаи. Группе пришлось прорываться с боем.

Тем не менее родителей героя после войны не тронули, а вот брат Амет-Хана, Имран , был арестован органами НКВД как лицо, сотрудничавшее с оккупантами. Имран Султан служил в так называемой вспомогательной полиции…

Испытатель

Но вернёмся к самому Амет-Хану. Через несколько месяцев обучения в академии подполковник Амет-Хан Султан подал рапорт об отчислении и увольнении со службы.

Дело было не в политике и не в «пятом пункте» — боевой лётчик с горечью признал, что для обучения в академии ему элементарно не хватает образования.

После увольнения со службы он на несколько месяцев оказался в подвешенном состоянии. Никем, кроме как лётчиком, он себя не видел, но становиться пилотом на гражданских трассах не хотел — слишком простая работа.

Помогли боевые друзья, замолвившие за него слово в высоких инстанциях — сам за себя гордый Амет-Хан просить не умел. И в феврале 1947 года он стал лётчиком-испытателем Лётно-исследовательского института в Жуковском.

Это было дело, наиболее подходившее для пилота, за годы войны успешно освоившего целый ряд отечественных и зарубежных самолётов.

За годы работы в ЛИИ Амет-Хан Султан стал «крёстным отцом» десятков образцов отечественной воздушной техники, с честью выходя из самых непростых ситуаций.

Друг за друга

В начале 1950-х годов в СССР шли испытания пилотируемого аналога самолёта-снаряда «Комета». Самолёт-снаряд запускал двигатель, затем отделялся от самолёта-носителя и производил автономный полёт. Во время одного из испытаний сброс самолёта-снаряда произошёл раньше положенного времени, и двигатель не был запущен. Новая машина оказалась в свободном падении, и командование приказало Амет-Хану Султану немедленно прыгать. Однако лётчик боролся до конца, запустил двигатель у самой земли и сумел посадить машину.

В конце 1950-х годов Амет-Хан Султан совершил десятки, если не сотни испытательных полётов по программе разработки катапультных кресел для лётчиков и космонавтов. Его постоянным напарником был испытатель Валерий Головин , который и выполнял катапультирование.

12 ноября 1958 года на самолёте МиГ-15УТИ, в котором находились Султан и Головин, произошло несанкционированное срабатывание порохового патрона катапульты. В результате у самолёта оказался пробит бак, а Головин был зажат катапультным креслом. Разгерметизированную кабину заливал авиационный керосин, хлеставший так, что не видно было приборной доски. В любую секунду мог возникнуть пожар, и руководитель полётов отдал команду Амет-Хану покинуть самолёт.

Однако оставить товарища лётчик не мог. В совершенно немыслимых условиях, при ежесекундной угрозе пожара и взрыва, Амет-Хан Султан посадил самолёт, сумев спасти и Валерия Головина, и машину.

Предсказание

Испытатели — люди с железным характером. Через некоторое время Амет-Хан Султан и Валерий Головин вновь вместе поднялись в небо, продолжая испытания. Для кого Головин при катапультировании испытывал тяжёлый и неповоротливый скафандр, Амет-Хан понял уже после полёта Юрия Гагарина .

Помогал Амет-Хан Султан космонавтам и в освоении невесомости. Он был одним из пилотов «воздушной лаборатории», на которой при выполнении так называемой «горки» создавалось ощущении кратковременной невесомости. Через такие полёты проходили все отечественные космонавты.

Осенью 1970 года в ЛИИ имени Громова состоялось празднование 50-летия Амет-Хана Султана. На торжество собрались его боевые товарищи, лётчики-испытатели, конструкторы, гости из Дагестана и Крыма, где он часто бывал и где его очень любили. Смущённый такими почестями лётчик благодарил всех за тёплые слова. А когда кто-то из друзей заметил, что, мол, пора уже передавать опыт молодым, Амет-Хан ответил горской притчей: «Когда старый орёл предчувствует приближение смерти, он из последних сил рвётся ввысь, поднимается как можно выше. А потом складывает крылья и летит камнем на землю. Поэтому горные орлы умирают в небе — на землю они падают уже мёртвые…»

На эти слова никто из друзей не обратил особого внимания в тот радостный вечер. Да и сам Амет-Хан Султан вряд мог предполагать, что притча эта окажется пророчеством.

1 февраля 1971 года во время испытания нового двигателя на летающей лаборатории Ту-16 произошла катастрофа. Экипаж во главе с дважды Героем Советского Союза, заслуженным лётчиком-испытателем СССР Амет-Ханом Султаном погиб.

Память

Его именем названы улицы в разных городах СССР, в родной Алупке, в подмосковном Жуковском, где он жил, работая в ЛИИ имени Громова, аэропорт в Махачкале…

Герой живёт, пока его помнят. Мы очень часто помним не тех, кто этого достоин, забывая о тех, чьей памятью должны дорожить.

В 2010 году в городе Ярославле при поддержке местных предпринимателей и бизнесменов Дагестана был установлен памятник Амет-Хану Султану. Памятник установлен недалеко от места, надо которым в 1942 году мужественный лётчик таранил фашистский «юнкерс», спасая город от врага.

Бронзовый бюст на родине
Надгробный памятник
Памятник в Махачкалинском аэропорту
Мемориальная доска в Алупке
Аннотационная доска в Жуковском
Бюст в Феодосии
Памятник в Ярославле
Аннотационная доска в Симферополе
Мемориальная доска в Симферополе
Бюст в Киеве
Бюст в Киеве (фрагмент)
Бюст в Махачкале


Амет-хан Султан – командир авиаэскадрильи 9-го гвардейского истребительного авиационного полка (6-я гвардейская истребительная авиационная дивизия, 8-я воздушная армия, Южный фронт), гвардии капитан;
помощник командира 9-го гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе (16-я воздушная армия, 1-й Белорусский фронт), гвардии майор.

За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года гвардии майор Амет-хан Султан награждён второй медалью «Золотая Звезда» .

За время войны совершил 603 боевых вылета (из них 70 – на штурмовку живой силы и техники противника) на истребителях И-153, «Харрикейн», Як-7Б, Як-1, Р-39 «Аэрокобра» и Ла-7, в 150 воздушных боях сбил лично 30 и в составе группы 19 самолётов противника.

После войны до февраля 1946 года продолжал службу в ВВС помощником 9-го гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе (в Белорусском военном округе; город Кобрин Брестской области, Беларусь). Летал на Ла-7.

С февраля 1946 года обучался в Военно-воздушной академии (Монино). С апреля 1946 года майор Амет-хан Султан – в запасе.

С февраля 1947 года работал лётчиком-испытателем в Лётно-исследовательском институте (город Жуковский Московской области). Участвовал в испытаниях первой в мире крыльевой системы заправки топливом в полёте, испытаниях пилотируемого самолёта-аналога противокорабельного самолёта-снаряда КС-1 системы «Комета», испытаниях первого в стране самолёта с трапециевидным крылом малого удлинения НМ-1, испытаниях новых систем катапультирования и опытных двигателей на летающих лабораториях.

Погиб 1 февраля 1971 года в испытательном полёте на летающей лаборатории Ту-16ЛЛ, предназначенной для испытания нового реактивного двигателя.

Жил в городе Жуковский Московской области. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Заслуженный лётчик-испытатель СССР (23.09.1961). Награждён 3 орденами Ленина (23.10.1942; 14.02.1943; 24.08.1943), 4 орденами Красного Знамени (31.07.1942; 13.10.1943; 20.04.1945; 03.02.1953), орденами Александра Невского (07.04.1944), Отечественной войны 1-й степени (20.01.1945), Красной Звезды (05.11.1941), «Знак Почёта» (31.07.1961), медалями.

Лауреат Сталинской премии второй степени (1953, за испытания самолёта-снаряда КС-1).

Почётный крымчанин (2000, посмертно) и Почётный гражданин Алупки (Крым; 2010, посмертно). 28 июля 1975 года Амет-хан Султан был навечно зачислен в списки 9-го гвардейского истребительного авиационного полка ПВО (город Андижан, Узбекистан; расформирован в октябре 1992 года).

Бронзовый бюст Амет-хана Султана установлен в Алупке. Бюсты также установлены в городах Махачкала и Каспийск (Дагестан), Феодосия (Крым) и Киев (Украина), посёлке Цовкра-1 (Дагестан), памятник – в Ярославле. В деревне Дымокурцы Ярославского района Ярославской области на месте приземления Героя после тарана установлен памятный знак. Мемориальные доски установлены в Алупке на доме, в котором он жил, и на школе, в которой он учился, а также в Симферополе на здании вокзала, где он работал, в Мелитополе (Запорожская область, Украина) на доме, где он останавливался, в посёлке Багерово (Крым), где он проводил испытания, и в Жуковском на улице, носящей его имя. В Алупке создан Музей Амет-хана Султана.

Его именем названы площадь и улица в Симферополе, проспект в Махачкале, улицы в городах Казань (Татарстан), Алупка, Евпатория, Красноперекопск, Судак и Феодосия (Крым), Жуковский (Московская область), Избербаш, Каспийск и Хасавюрт (Дагестан), многих других населённых пунктах.

Имя Амет-хана Султана носят малая планета №6278 «Аметхан» (открыта 10 октября 1971 года), аэропорт в Махачкале и горный пик в Дагестане.

Примечания:
1) В ряде документов указана иная дата рождения – 25 октября 1920 года. Однако в автобиографиях сам Герой указывал дату рождения – 20 октября 1920 года;
2) Награждён за выполнение 359 боевых вылетов и участие в 79 воздушных боях, в которых сбил лично 11 и в составе группы 19 самолётов противника (на 28 апреля 1943 года);
3) Награждён за выполнение 602 боевых вылетов и участие в 150 воздушных боях, в которых сбил лично 30 и в составе группы 19 самолётов противника (на 20 апреля 1945 года).

Воинские звания:
младший лейтенант (05.03.1940)
лейтенант (25.03.1942)
старший лейтенант (28.09.1942)
капитан (19.02.1943)
майор (25.03.1944)
подполковник запаса (22.07.1957)

В 1947-1949 годах, совместно с и , Амет-Хан Султан провёл испытания летающих лабораторий ЛЛ-1 (с прямым крылом) и ЛЛ-2 (с крылом обратной стреловидности в 30°) конструкции П.В.Цыбина. Летающие лаборатории буксировались на высоту, а после расцепки переводились в пикирование (с углом 45°) с включением порохового двигателя (на 15 секунд). Взлёт планеров выполнялся на специальной тележке, сбрасываемой после взлёта, а посадка – на посадочную лыжу. В ходе испытаний на ЛЛ-2 была достигнута скорость, равная М=0,87 (М – число Маха). В этих полётах на околозвуковых скоростях был получен обширный экспериментальный материал по измерению аэродинамических характеристик, распределению давления по крылу и оперению. В полётах также проводилось исследование перемещения скачков уплотнения по крылу.

22 июля 1948 года на ЛЛ-1 после взлёта не отделилась тележка. Возникла критическая ситуация: лётчик не мог произвести посадку на тележку, так как она не была снабжена тормозами, и летающая лаборатория выкатилась бы за пределы взлётно-посадочной полосы. Однако Амет-Хан Султан, проявив мужество и хладнокровие, выполнил успешную посадку. Он приземлил планер в самом начале полосы и продолжил попытки сброса тележки. Уже в самом конце полосы это ему удалось. Тележка укатилась дальше, а планер остался на бетонке.

15 июня 1949 года лётчиками-испытателями И.И.Шелестом и Амет-ханом Султаном на самолётах Ту-2 была выполнена первая в мире автоматическая дозаправка в полёте методом «с крыла на крыло». 19 июля 1949 года был осуществлён перелив горючего с Ту-2 (лётчик И.И.Шелест) на истребитель Як-15 (лётчик Амет-хан Султан). В марте 1952 года крыльевая система заправки была принята на вооружение и применялась на бомбардировщиках Ту-4 и Ту-16. 10 декабря 1949 года Я.И.Верников и Амет-хан Султан выполнили первый полёт на опытном всепогодном двухместном истребителе-перехватчике ОКБ А.И.Микояна И-320 («Р-2») и в 1949-1950 годах провели его заводские испытания.

В 1951-1952 годах Амет-ханом Султаном совместно с С.Н.Анохиным, и были проведены полные испытания пилотируемого самолёта-аналога противокорабельного самолёта-снаряда КС-1 системы «Комета». Аналог подвешивался под самолёт Ту-4КС, самолёт-носитель набирал 3.000 метров, после чего отцеплял самолёт-аналог. Уже в свободном падении автоматика включала двигатель, и самолёт-снаряд летел на цель, управляемый с самолёта-носителя. Лишь в 200-150 метрах от цели лётчик-испытатель переходил на ручное управление, уводя аналог от цели, после чего сажал его на грунтовую полосу. В ходе испытаний по этой теме Амет-хан Султан выполнил первый полёт на самолёте-аналоге с земли (4 января 1951 года), первый старт с самолёта-носителя (в мае 1951 года) и большое количество полётов с отцепкой от самолёта-носителя. После одной из отцепок двигатель самолёта-снаряда не запустился. Положение было катастрофическим: аналог камнем летел к земле, высота таяла с каждой секундой. С земли поступила команда катапультироваться. Но Амет-хан Султан, проявив недюжинную выдержку, всё же запустил двигатель и посадил самолёт-снаряд. Испытания прошли успешно и система «Комета» была принята на вооружение. Встал вопрос о награждении лётчиков-испытателей. Главный конструктор КБ-1 , опираясь на поддержку П.Н.Куксенко и С.Л.Берии, ходатайствовал о награждении Амет-хана Султана третьей медалью «Золотая Звезда». Однако испытатель был награждён орденом Красного Знамени и удостоен Сталинской премии второй степени. Его коллеги С.Н.Анохин и В.Г.Павлов стали Героями Советского Союза, а Ф.И.Бурцев был награждён орденом Красного Знамени (все они также получили Сталинскую премию второй степени). В 1957-1958 годах Амет-хан Султан совместно с В.Г.Павловым и В.П.Трофимовым провёл аналогичную работу на самолёте-имитаторе СМ-20, предназначенном для испытаний аппаратуры крылатых ракет системы К-20. Во время испытаний СМ-20 подвешивался к самолёту Ту-95К.

В 1953 году Амет-ханом Султаном были проведены полёты для исследования устойчивости управляемости самолёта на сверхзвуковых скоростях полёта. Эти полёты выполнялись на самолёте СИ-10 с управляемыми предкрылками и поворотным стабилизатором, созданном на базе истребителя МиГ-17.

Множество полётов были выполнены Амет-ханом Султаном для отработки систем катапультирования из различных самолётов. 12 ноября 1958 года, во время испытаний нового катапультного кресла на самолёте МиГ-15УТИ произошёл взрыв порохового патрона стреляющего механизма катапульты. Был пробит топливный бак самолёта, в кабину хлынуло горючее, возникла угроза пожара. Парашютист-испытатель В.И.Головин не смог покинуть самолёт из-за деформации катапультного кресла. А лётчик не мог управлять самолётом: весь передний обзор был закрыт наполовину вышедшим из передней кабины катапультным креслом. Амет-хан Султан сумел приземлить самолёт на аэродром, жизнь товарища была спасена. 7 апреля 1959 года Амет-хан Султан поднял в небо, а затем в 1959-1960 годах совместно с Р.Ф.Захаровым провёл испытания первого в стране самолёта с трапециевидным крылом малого удлинения НМ-1.

За свою лётную биографию Амет-хан Султан освоил 96 типов самолётов и планеров, налетал 4.237 часов. Погиб 1 февраля 1971 года в испытательном полёте на летающей лаборатории Ту-16ЛЛ, предназначенной для испытания нового реактивного двигателя. В ходе полёта приходилось выпускать закрылки для более устойчивого положения самолёта на малых скоростях. После одного из таких режимов закрылки не были убраны и оторвались при последующем разгоне самолёта. Самолёт совершил резкий переворот через крыло и из-за возникшей перегрузки разломился в воздухе. Все члены экипажа (командир экипажа Амет-хан Султан, второй лётчик Е.Н.Венедиктов, штурман В.А.Михайловский, бортрадист А.В.Воробьёв и ведущий инженер Р.Г.Ленский) погибли.

Отрывок из книги Леонида Попова "Страстная неделя".

Ровно через год, день в день, 1-го февраля 1971 года меня, пока еще слушателя штурманского отделения Школы летчиков-испытателей, запланировали летать на подвеске. Уже одетого на полет с планшетом и шлемофоном, встретил меня старший штурман-испытатель Школы Борис Александрович Лопухов.

Попов, ты готов к экзаменационному полету? - Да, Борис Александрович, готов.

Тогда собирайся. - Да меня уже собрали летать на подвеске с Амет-ханом.

Сначала - экзамен. А в том полете тебя заменят, я позвоню...

Экипаж Амет-хана из того полета не вернулся...

Метка самолета на экране радиолокатора пропала как-то сразу после взлета. Правда, первая рабочая высота была 500 метров по заданию. Поскольку погода была неважной - облачность начиналась примерно на двухстах пятидесяти метрах, - естественно было полагать начало работы, заключающееся в выпуске гондолы с опытным двигателем, запуске и опробовании его, под нижней кромкой облаков. А далеко ли видит наземный локатор, если самолет на такой высоте? Да всего-то ничего, поэтому пропадание метки на экране диспетчерского радиолокатора несильно насторожило руководителя полетов. Вызовы на связь были безуспешными...

АМЕТ-ХАН Султан


Дважды Герой Советского Союза (1943 и 1945), Заслуженный летчик-испытатель СССР (1953).
Родился 25 октября 1920 года в г. Алупке. Член КПСС с 1942 года. В 1940 году окончил Качинское ВАУЛ, с первых дней войны - в действующей армии. Сбил лично 30 и в групповых боях 19 самолетов противника.
В ЛИИ работал с 1947 года летчиком-испытателем. Освоил более 100 типов самолетов. Лауреат Государственной премии, награжден четырьмя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны, Красной Звезды.
Погиб при выполнении испытательного полета на самолете Ту-16 ЛЛ 1 февраля 1971 года.

Один за другим ушли два спасательных вертолета - ничего нет... Поднялся, тоже для поиска, самолет АН-24, где командиром пошел сам Валентин Петрович Васин - начальник летного комплекса Института. Мы летали до глубоких сумерек на малой высоте, и - ничего...

Может быть, еще живы, может быть, ранены, и тогда каждая минута зимней ночи может стать для кого-то последней...

Убитой тенью торчал, то рядом с командирской, то вблизи диспетчерской, помощник ведущего инженера Слава Мокроусов, который должен был лететь в экипаже, но случайно не полетел...

Глубокий вечер.

Назначены поисковые экипажи на утро. Всем - взлет с восходом солнца...

А к утру распогодилось, захолодало. Известий о самолете с земли за ночь не было. И точило неотступно всех одно: успеем ли.

Еще и не все взлетели на поиск, как сообщили, что поисково-спасательный полк Московского военного округа обнаружил самолет: квадрат - такой-то;

Так и есть - лес, глухомань, полуболото. Главная дорога и деревни - южнее, километров десять-двенадцать...

Самолет круто вошел в промерзшее болото. Снаружи крылья, да поленом задран к небу фюзеляж. Прямо у земли - раздавленная килем самолета кормовая кабина. В ней - Радий Георгиевич Ленский, ведущий инженер. Грузный, он всю жизнь не пристегивался к катапультируемому креслу - считал, что не выдержит катапультирования вниз.

Каждый из прилетевших на вертолете постоит возле Ленского, стянет шапку и суетливо кидается в поисках жизненно важных узлов самолета, за которые отвечает по службе.

ЛЕНСКИЙ Радий Георгиевич


Ведущий инженер по летным испытаниям авиадвигателей.
Родился 3 июля 1926 года в г. Москве. В 1943 году окончил 1-ю Московскую спецшколу ВВС, в 1950 году - Военно-воздушную Инженерную Академию им. Н.Е.Жуковского. Служил в ГК НИИ ВВС - старшим инженером-испытателем, помощником ведущего инженера, ведущим инженером по испытаниям авиадвигателей. С 1958 года - ведущий инженер по летным испытаниям ЛИИ.
Погиб при выполнении испытательного полета на самолете Ту-16ЛЛ 1 февраля 1971 года.

Лишь фельдшер спасательного вертолета Василий Алексеевич Пирязев, откинув ненужную теперь санитарную сумку, запускает руки в белых рукавицах в обломки, медленно извлекает останки ведущего и складывает все в мешок. Разговоры, как добраться до носовой кабины с остальными членами экипажа, его пока не интересуют...

Среди хаоса и крови осталась неправдоподобно чистенькая и целехонькая кислородная маска на парашюте. Там должен был лететь помощник ведущего инженера Слава Мокроусов. Кто-то потом рассказал ему про чистенькую кислородную маску, чем вызвал новую волну угрызений совести и раскаяния: «вот, мол, все погибли, а я не успел... к вылету».

Ведь мало кто знает, что надо успеть сделать на подвеске перед вылетом ведущему и его помощнику, если таковой имеется. Избегался Слава на морозе, побежал перекусить. А Амет-хан Ленскому: «Чего тянем?...Время светлое кончается. Если справишься один, то - летать поехали»...

Вот и мучается теперь хороший человек, совестливый, Слава Мокроусов, потому что... не успел.

На следующее утро лесник с кордона в четырех километрах от упавшего самолета пришел на лыжах к вертолету и сообщил, что в чащобе рядом с его домом упала кабина. В ней - люди...

В обгоревших фигурах экипажа мне виделась предельная сосредоточенность каждого на поиск выхода из аварийного положения. Руки командира, одна - на штурвале, другая - там, где управление двигателями. Штурман развернулся вправо так далеко, как позволяет кресло. Там - шоссе, деревни, наконец, просто поля, где, мне тогда казалось, возможна аварийная посадка. Бортрадист, Алексей Воробьёв, ему исполнилось в тот день ровно сорок, поднял руки к щитку энергоснабжения или к пульту коротковолновой станции...

МИХАЙЛОВСКИЙ Вильям Александрович


Штурман-испытатель.
Родился 5 мая 1930 года в г. Москве. В 1952 г. окончил Челябинское ВАУШ, служил в частях ВВС штурманом. С 1955 года работал в МАП штурманом-испытателем, и с 1961 года в ЛИИ инструктором в Школе летчиков-испытателей.

Авторитет Амет-хана был не только велик, он был просто фундаментален. Дважды Герой Советского Союза из 9-го Гвардейского авиаполка асов, сбивший последний для боевого счета полка фашистский самолет над Берлином, неукротимый по духу летчик-испытатель, штурмовавший в свое время в числе первых пресловутый «звуковой барьер», соавтор разработок по дозаправке в воздухе дальних бомбардировщиков, Заслуженный летчик-испытатель СССР, лауреат Государственной премии. Все наше сознание противилось признанию справедливыми выводов аварийной комиссии об ошибке экипажа.

По записям чудом сохранившейся части ленточки осциллографа удалось определить, как изменялось давление в маслобаке опытного двигателя в последнюю минуту до катастрофы, Другие записи не сохранились, а вот этот параметр зарегистрировал, по существу, величины перегрузок самолета.

На втором периоде колебаний перегрузка, достигшая шести единиц, отломала переднюю кабину с летчиками. Возникли расходящиеся колебания из-за разгона самолета с неубранными закрылками - червячную пару закрылков нашли в выпущенном положении...

ВОРОБЬЕВ Алексей Васильевич


Бортрадист-испытатель.
Родился 1 февраля 1931 года в Московской области. С 1947 года работал в ЛИИ авиамотористом. В 1951-1955 годах служил в Советской Армии, с 1955 года в ЛИИ - бортрадистом-испытателем. Летал на всех типах многоместных самолетов.
Погиб при выполнении испытательного полета на самолете Ту-16ЛЛ 1 февраля 1971 года.

Ошибка Амет-хана? - Невероятно.

Человек-легенда, и ошибся?

Смоделированный на стенде процесс разгона самолета Ту-16 с выпущенными закрылками полностью совпал с процессом изменения перегрузки, зарегистрированным на обрывке осциллограммы. Комиссию это убедило. Меня и, думаю, не только меня, нет. Только протест был внутренним. Обосновать несогласие и предложить оправдательную версию не сумели. Так все и осталось...

Два полета Амет-хана.

Первый - победный, необычный уже тем, что ни разу, ни до того, ни после, не возникала необходимость сброса подвески с опытным двигателем с самолета-лаборатории.

И последний полет, трагический, на таком же самолете-лаборатории. ..

Для меня они связаны одной нитью, сделавшись ключевыми, став прологом вступления в новую жизнь - жизнь в Большой Авиации...

И такими были уроки нам, выпускникам штурманского отделения Школы летчиков-испытателей 1970-71 гг.

С радостью вставших на крыло, мы брались за каждый полет. Только доверяли нам тогда еще мало. Да и кто знал, какие там получатся из ведущих инженеров по летным испытаниям штурманы-испытатели...

У самого входа на кладбище, прямо на центральной аллее, стоят в ряд четыре гранитных памятника. Стоят они как будто за общей оградой, несхожие формою, но похожие, как и все памятники. Это - экипаж.

На граните, - Радий Ленский - ведущий инженер, Вильям Михайловский - штурман-испытатель, Евгений Венедиктов - летчик-испытатель, Алексей Воробьев - бортрадист-испытатель.

Командир экипажа Амет-хан Султан захоронен на Новодевичьем - родственники требовали. Только хорошего от этого не произошло. Многие ли его там знают из тех. кто по пропускам ходят туда, многие ли чтут, как в нашем городе, где живы люди, свидетели его высшей славы как испытателя, где есть улица его имени, где стоит в раздевалке летчиков Института его шкаф, в котором ждала его одежда, одна - между полетами, другая - из полетов...

ВЕНЕДИКТОВ Евгений Николаевич


Летчик-испытатель.
Родился 11 августа 1937 года в г. Симферополе. Член КПСС с 1965 года. Окончил аэроклуб в 1955 году, служил в частях ВВС. Школу летчиков-испытателей МАП окончил в 1967 году, летал на самолетах истребительного типа. Освоил около 30 типов самолетов.
Погиб при выполнении испытательного полета на самолете Ту-16ЛЛ 1 февраля 1971 года.

На собрании по случаю семидесятилетия Амет-хана Султана Заслуженный штурман-испытатель СССР Пётр Андреевич Кондратьев пересказал воспоминание Расула Гамзатова об известном летчике.

«Есть у меня знакомый дважды Герой, и зовут его Ахмет-хан. Я его спросил: «Ахмет, твой отец - дагестанец, а мать - крымская татарка. Дагестанский народ считает тебя своим Героем, а татарский - своим. Ты Герой какого народа, чей ты сын?»

И он мне ответил: « - Я - Герой ни лакского народа, ни татарского. Я - Герой Советского Союза. А сын я - своих отца и матери. Они неразделимы, и поэтому я - просто Человек»...

Какая вечность и поистине эпическая высота Человека в словах, равных его делам...

Из книги Леонида Попова "Страстная неделя".

Маленьким, в Крыму, он пытался поймать орлов на каменистых горах. Войну Амет-Хан встретил ранним утром 22 июня под Кишиневом. Взлетел на разведзадание, и обнаружил, как по мосту через...

Маленьким, в Крыму, он пытался поймать орлов на каменистых горах. Войну Амет-Хан встретил ранним утром 22 июня под Кишиневом. Взлетел на разведзадание, и обнаружил, как по мосту через Прут идут чужие танки. Через трое суток, полк, где служил Султан, уничтожили вражеские бомбардировщики.

Обозленный до нельзя гибелью многих товарищей, Амет-Хан так быстро освоился в горящем небе, что уже в октябре получил первую боевую награду – орден Красного Знамени. Вручая награду, о нем сказали, что летчик в бою настойчиво, упорно и неутомимо преследует противника до полного уничтожения.

Он мгновенно принимал решения, считался мастером боевой разведки. Одним из первых провел бой в глубоких сумерках, практически, ночью. Освоив английский «Харрикейн», в мае 42 он на огромной высоте свыше семи тысяч метров, атаковал Ju-88.

Но фашист попался опытный. На огромной скорости он уходил от атаки. Зайдя с задней полусферы, пилоту удалось расстрелять пулеметную точку врага. Но кончились патроны. Мгновенно он принял решение таранить врага. Немец сразу понял намерение советского летчика. Краснозвездный самолет неудержимо мчался вперед.

Амет-Хан не упустил врага. Ему было стыдно вернуться домой без победы. И не упрекнет никто, а вот стыдно и все. Правым крылом на огромной скорости рассек плоскость гитлеровца. Юнкерс ушел в пике с дымным хвостом, а советский ас выбросился на парашюте из горящего самолета.


Плененные немецкие летчики сокрушенного сетовали, что «не по правилам» их сбил советский ас. Он сказал: «Наше небо – наши правила». Решив прогуляться по Ярославлю, он увидел свой сбитый Юнкерс. Его привезли сами горожане на главную улицу города, чтобы наглядно показать мертвый самолет.

Люди с удовольствием рассматривали самолет, обсуждали статью в газете о бесстрашном летчике. Амет-Хан, смутившись, покинул площадь неузнанным. Ему было неловко. Он ведь ничего такого не сделал. Просто воевал. Комитет обороны Ярославля наградил его именными часами. Он носил их всю жизнь.


Победы летчика все прибывали. В августе, пересев на новый Як-7А, и одержав несколько боевых побед, он стал легендой в войсках, как летчик, не знакомый со страхом. Получалось, что он за секунды успевал перестроиться, увидев врага и атаковать его. А как он замечал немецкие самолеты быстрее всех, не знал он и сам.

Очень веселый, он оставил нам несколько солдатских каламбуров. Получая другой боевой самолет, приговаривал – меняем ишака на скакуна. Имя из восточной сказки легко запоминали в войсках. Искрометный юмор создал ему славу весельчака. Боевые друзья говаривали о нем: «Авиация без Султана, что свадьба без вина и музыки».

По-восточному ласковый, мягкий и вкрадчивый на земле, он сражался в воздухе с гитлеровцами жестоко и безжалостно. Небо принадлежало Амет-Хану. Немцам не стоит забывать об этом. Невысокий, с кудрявыми смоляными волосами, очень темными глазами, он всегда смотрел в глаза собеседнику.


Получая первую Звезду Героя, в августе 43-го, он узнал, что совершил более трехсот пятидесяти боевых вылетов, провёл 79 боёв, и сбил 11 фашистских самолётов лично. В составе боевой группы – 19 машин. Сам летчик не вел счет сбитым самолетам. Всегда смеялся, что найдутся счетоводы получше его.

Любил шахматы, но легко соглашался на игру в карты и шашки. Отличался особым шиком на земле — носил галифе и хромовые мягкие сапожки, начищенные до блеска. Довоенный коверкот на гимнастерке, и не снимаемый летный реглан. Перед вылетом был он нервным, но взлетев, становился хладнокровным и методичным бойцом.


Султан не признавал сомнений в бою. Личные качества послужили поводом к переводу в элитный полк авиационных асов – 9 Гвардейский истребительный батальон. Пропуск стоил пяти сбитых самолетов противника. Его рекорд был значительно больше.

Характеристика довольно своеобразная дана боевому летчику: «С первого дня в войсках. Все бои выиграны, уходит из боя последним. Но объяснить свои действия не может. Помнит только, что бьет врага». Он любил смеяться над чужими анекдотами, был мастером боя, и увлекал товарищей личным примером.

Командир элитного авиаполка Лев Шестаков, блистательный летчик, однажды в паре с Султаном оказался в бою. Вернувшись, летчик, лежа на земле, сказал: «Шестаков не ЛЕВ, он дьявол». Возвращаясь из полетов, Амет-Хан стрелял в воздух и выкрикивал: «За живущих».

Войска шли с боями на Запад. Туда же летели советские самолеты. Полк получил разрешение делать рисунки на фюзеляже. «Небо принадлежит орлам» — сказал Амет-Хан. На машинах его эскадрильи распластались орлы.


«Что мне фоны и бароны? Я сам Хан и Султан». Он считал, что высота друг пилота и ближайший помощник. В ночных боях Амет-Хан с товарищами сбивали до десятка машин. На запрос командования о новом ведении боя, Амет-Хан сообщил: «Нового нет ничего. Где видим противника, там его и бьем».

Совершенно уникальный случай. Летчики, отдыхающие от полетов, вольготно лежали на траве. Вдруг странная кавалькада показалась на горизонте. Летел одномоторный немецкий Fi-156 «Шторх». Он шел у самой земли, а над ним висели два истребителя с орлами на фюзеляже.

Немец не пытался даже удрать. С ходу сел на поле. Открылась кабина и выпрыгнул …Амет-Хан. Искрометно улыбаясь, сказал – Вдруг пригодится. Летчика я тоже привез.

Он вылетел на дуэль с немецким пилотом, получив вызов. Два самолета, два высококлассных пилота сражались за небо. Не делая ни одного выстрела, два самолета кувыркались в воздухе. И все таки, Амет-Хан сбил немца одним выстрелом через 15 минут. Как оказалось, до это момента немец уничтожил 50 советских самолета.

Вторая Золотая Звезда ему вручена 29 июня 1945 года. Личные трофеи Султана составляли тридцать самолетов немецкой авиации. Он вышел из страшной войны победителем. Дважды Герой Советского Союза поступил и с успехом окончил Академию ВВС.

Две Звезды Героя, невероятное число орденов (12) и медалей сияло на груди прославленного летчика. Амет-Хан стал летчиком-испытателем. Работа вполне соответствовала его боевому, смелому характеру. Он погиб в 1971 году. Он любил небо, друзей, самолеты, страну. Он любил жизнь.


Родился 25 октября 1920 года в городе Алупка в рабочей семье. Мать - крымская татарка. Отец - лакец.

Закончил в 1936 году 7 классов местной школы и в 1933 году железнодорожное ФЗУ. Начал свою трудовую деятельность слесарем, а затем подручным котельного мастера в железнодорожном депо, где комсомольцы избрали его своими вожаком.

С 9-м Гвардейским истребительным полком Амет-Хан Султан прошёл боевой путь от Сталинграда до Берлина. За годы Великой Отечественной войны совершил 602 боевых вылета, провёл 150 воздушных боёв, лично сбил 30 и в группе с товарищами - 19 самолётов врага. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза, а 29 июня 1945 года награждён второй медалью "Золотая Звезда".

После Великой Отечественной войны, став лётчиком - испытателем, Амет-Хан Султан испытал более 100 серийных и экспериментальных машин, став в ряд выдающихся лётчиков - испытателей СССР.

В 1951 году Амет-Хану Султану было присвоено звание "Заслуженный лётчик - испытатель СССР", в 1963 году - лауреат Государственной премии СССР. 1 февраля 1971 года погиб при исполнении служебных обязанностей.

Награждён орденами: Ленина (трижды), Красного Знамени (пять), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, "Знак Почёта"; медалями.

* * *

Когда он пришёл в 9-й Гвардейский авиационный волк, там уже знали о его подвиге - таране фашистского бомбардировщика. И ещё свежей была в памяти его неравная схватка с гитлеровцами, в которой самолёт Амет-Хана был прошит вражеской очередью. Мотор захлебнулся, и лётчику оставалось только одно: покинуть горящую машину на парашюте. Он приземлился на нейтральной полосе. Немцы, торопясь захватить живым советского лётчика, бросились к нему, и Амет-Хан уже готов был с ними вступить в сражение, чтобы как можно дороже - большим числом уничтоженных гитлеровцев - отдать свою жизнь на этом клочке "ничейной" земли. Но едва успел поставить свой пистолет на боевой взвод, когда до бегущих немцев оставалось 250 - 300 метров, как увидел поднявшихся в атаку со стороны наших позиции советских бойцов. "Они отбили охоту гитлеровцам, - рассказывал он, - поживиться Амет-Ханом".

Теперь я вижу, что не зря они меня отбили, - шутил уже в кругу своих новых однополчан Амет-Хан. - В хорошую, видно, компанию я попал, и спасибо им за это.

А "компании" лётчиков полка тоже понравился живой, очень подвижный, с открытой улыбкой, с завидным чувством юмора и неподдельной сердечностью Аметка, как любовно прозвали его Гвардейцы.

В начале Амет-Хана определили в 3-ю авиаэскадрилью Героя Советского Союза Ивана Королёва, но вскоре сам И. Г. Королёв рекомендовал его на должность командира этой эскадрильи в связи со своим назначением на должность штурмана полка.

Несмотря на свою молодость, Амет-Хан был тогда самым молодым в полку комэском, он проявлял должную волю, настойчивость и незаурядные командирские способности, когда дело касалось выполнения боевого задания. Можно было лишь удивляться его способности видеть в воздухе всё и всех. Он был строг и точен в выполнении боевых приказов. Но в случае необходимости не боялся проявить инициативу.

Как-то в районе Городища комэск повёл на сопровождение штурмовиков 7 истребителей. Когда стали штурмовать наземные войска противника, Амет-Хан заметил, что несколько "Юнкерсов" бомбят наш передний край. Оставив звено для прикрытия штурмовиков, Амет-Хан с остальными истребителями поспешил навстречу врагу и завязал с ним бой. В короткой ожесточённой схватке наши лётчики сбили 3 вражеские машины. После этого истребители во главе с Амет-Ханом вернулись к своим штурмовикам и благополучно довели их до своего аэродрома.

Получив новые самолёты Як-1, Амет-Хан и лётчики его эскадрильи приняли участие в выполнении полком особо важной задачи - уничтожении транспортной авиации противника, поставляющей боеприпасы и продовольствие немецким войскам, окружённым в районе Сталинграда.

С 10 октября 1942 года по 4 января 1943 года полк производил полёты с аэродромов Зеты и Трудолюбие. Амет-Хан участвовал в разгроме группы транспортных самолётов Ju-52, следовавших под прикрытием Ме-109 к Сталинграду. В тот день лётчики полка сбили 4 "Юнкерса" и 1 "Meссер", 2 из них сбил Амет-Хан. Через 2 дня Амет-Хан Султан сбил бомбардировщик противника Не-111.

"Как лётчик, отлично владеющий самолётом Як-1, - писал командир полка Л. Л. Шестаков, - Амет-Хан не имеет себе равных. Как командир он требователен к себе и к подчинённым".

"Товарищ Амет-Хан, - писал заместитель командира полка по политической части Н. А. Верховец, - только на Сталинградском фронте произвёл 110 боевых вылетов, участвовал в 51 воздушном бою и лично сбил 6 самолётов противника... Амет-Хан Султан является грозой фашистских воздушных пиратов. Одно имя "Амет-Хан Султан" приводит в смятение фашистов. Амет-Хан - яркое олицетворение советского аса".

Амет-Хан восторженно встретил весть о ликвидации Сталинградской группировки немецких войск, а затем и о начавшемся наступлении наших армий Южного фронта.

Мужество и отвагу проявил Амет-Хан в воздушном бою 25 марта 1943 года, когда уже развернулось сражение за освобождение Дона и Северного Кавказа. Комэск возглавил четвёрку "Яков", вылетевших на перехват бомбардировщиков противника. В районе Кейсу они встретили около 40 "Юнкерсов", которых прикрывали 6 "Мессеров". Впереди плотного строя самолётов противника шёл флагманский бомбардировщик, окрашенный в белый цвет.

Амет-Хан сверху стремительно атаковал ведущего фашиста. Со 150 метров открыл огонь и стрелял до тех пор, пока не подошёл к нему почти вплотную. Удар был точным, "Юнкерс" загорелся, а спустя несколько секунд взорвался в воздухе. Увидев это, группа вражеских самолётов рассыпалась, стала беспорядочно уходить на запад. Сбросить бомбы на цель им так и не удалось.

Когда Амет-Хан вышел из атаки и набрал высоту, то заметил 2 "Мессера". Не мешкая, вступил с ними в бой. Фашистские лётчики пытались подойти к "Яку" с разных сторон. Но Амет-Хан непрерывно маневрировал, не терял преимущества в высоте и дрался наступательно. Враги ушли ни с чем.

Амет-Хан, возвращаясь на аэродром, старался держаться повыше. Он всегда учил своих лётчиков не забывать о том, что вражеские истребители можно встретить в любой момент. Так получилось и на сей раз. Недалеко от аэродрома он заметил 2 Ме-109, которые шли на встречном курсе ниже их группы. Спикировав на ведущий "Meссер", Амет-Хан поджёг его.

Бессмертный подвиг в том бою совершил старший лейтенант Пётр Коровкин. Когда у него иссяк запас патронов, он вплотную подошёл к "Юнкерсу" и ударил его левой плоскостью своей машины. Бомбардировщик развалился на куски. Однако погиб и храбрый Коровкин. Его похоронили на аэродроме имени Фрунзе. Сейчас на том месте разбит сквер, в котором воздвигнут обелиск в честь героев - лётчиков 9-го Гвардейского полка: Ивана Сержантова, Петра Коровкина и Ивана Купавы, сражавшихся в огненном небе Ростова.

"Высота - ключ к победе", - писал через 3 дня после боя в газетной статье Гвардии капитан Амет-Хан. - Тот, кто выше, может в любую минуту спикировать на вражеский самолёт и, развив большую скорость, достичь его. С высоты удобнее осматриваться и вести прицельный огонь".

Фашистская авиация систематическими налётами на переправы через Дон грозила нарушить продвижение наших войск. Командующий фронтом требовал обеспечить бесперебойное действие переправы. Приказ Шестакова был лаконичен и краток: "Переправа должна действовать!" Таким же кратким был утвердительный ответ Амет-Хана: "Переправа будет действовать!"

С рассветом группа из 10 "Аэрокобр", возглавляемая Амет-Ханом, вылетела в район переправы. Видимость в этот день была отличной - "миллион на миллион", как говорили лётчики. Набрали высоту 4500 метров и построились в боевой порядок. В воздухе находились уже около получаса, когда Амет-Хан заметил 3 группы вражеских самолётов, следующих к переправе со стороны Азовского моря. Шли словно на параде. Впереди 20 "Хейнкелей-111", за ними - столько же "Мессершмиттов-110", а замыкали строй ещё 20 "Хейнкелей". Истребителей прикрытия видно не было...

Амет-Хан решил атаковать без промедления. Расстояние между нашими истребителями и фашистскими бомбардировщиками с каждой секундой сокращалось. Комэск, сделав разворот, скомандовал: "В атаку!" - и ринулся на врага. За ним устремились ведомые. Фашисты открыли заградительный огонь из пулемётов, установленных в хвостовой части самолётов. Подойдя на близкую дистанцию, Гвардейцы дали по врагам первую короткую очередь. Сразу вышли из строя 4 "Хейнкеля". Амет-Хан с набором высоты зашел ещё раз над группой бомбардировщиков, и после второго удара ещё 2 "Хейнкеля" пошли к земле. В третьей атаке один за другим были подбиты ещё 2 вражеских бомбардировщика. В большом замешательстве разворачивались самолёты противника и уходили в сторону моря, так и не сбросив на переправу ни одной бомбы.

Наседая на замыкающий "Хейнкель", Амет-Хан почувствовал, как мотор его самолёта стал терять ритм нормальной работы, а затем и вовсе начал давать перебои. Одной мыслью был занят в эти секунды лётчик: только бы не заглох мотор, только бы достать удиравший самолёт. Это ему удалось. Длинная огненная стрела пронзила фашистский бомбардировщик.

Амет-Хан вышел из боя, передав командование заместителю, но долететь до своего аэродрома уже не смог. Повреждённый мотор заглох, и комэск посадил машину в поле.


К вечеру Амет-Хан был уже в своём полку и, рассказав друзьям о проведённом бое, тут же разрядил обойму своего пистолета в воздух традиционным салютом "За живых".

* * *

В августе 1943 года в связи с переходом частей Южного фронта в наступление, полк принял участие в боях по прорыву обороны немцев на реке Молочной и освобождению Таганрога.

20 августа 1943 года Гвардии капитан Амет-Хан Султан в районе Калиновки сбил 2 вражеских бомбардировщика.

А на следующий день, вылетев во главе 6 самолётов "Аэрокобра" на прикрытие своих войск в район Калиновка - Дмитриевка, Амет-Хан встретил в районе Успенской на высоте 4000 метров 12 бомбардировщиков Ju-88. Дав команду "Атаковать в лобовую!", Амет-Хан, Головачёв, Сафонов сбили по одному "Юнкерсу", остальные фашистские самолёты в замешательстве начали сбрасывать бомбы над своей территорией.

В это время подошла вторая группа бомбардировщиков - 15 Не-111, - которую наши лётчики атаковали четвёркой сзади. В результате Амет-Хан и Головачёв сбили ещё по одному "Хейнкелю", которые загорелись и упали в районе Успенской...

Сбив 6 самолётов противника и не имея своих потерь, группа Амет-Хана возвратилась на свой аэродром.

Наблюдавший за этим боем командующий фронтом генерал - полковник Ф. И. Толбухин приказал наградить героя - лётчика и отважного командира Амет-Хана Султана орденом Красного Знамени.

"На личном примере мужества и героизма, - указывалось в другом представлении командования, - он учил свой лётный состав беспощадно уничтожать врага".

Потом были новые бои, тяжёлые и кровопролитные...

24 августа 1943 года в полк пришла радостная весть о присвоении командиру эскадрильи Гвардии капитану Амет-Хану Султану высокого звания Героя Советского Союза, а через неделю, 31 августа, в корреспонденции с Южного фронта, опубликованной в газете "Правда", в числе лучших героев воздушных боёв над Таганрогом было названо имя Героя Советского Союза Гвардии капитана Амет-Хана Султана.

Удача всегда сопутствовала комэску, причём не только в воздушных схватках. Бывало, что Амет-Хан попадал в исключительные ситуации и с честью выходил из них. Один из таких случаев произошёл в районе Килигейских хуторов, что в низовьях Днепра. Вот как пишет о нём в своей книге В. Д. Лавриненков:

"В тот день с моря дул штормовой ветер. Когда Амет-Хан с Борисовым, пройдя над аэродромом, направились дальше, мы подумали, что пилоты хотят лучше присмотреться к местности, всё учесть перед посадкой. Но через несколько минут увидели над собой уже не 2, а 3 самолёта, услышали перестрелку. Третьим оказался небольшой немецкий моноплан, он летел так низко, что нам было видно, как трудно ему бороться с сильным ветром.

Амет-Хан наседал на моноплан, выпуская в его сторону короткие очереди. Прижимаемый огнём к земле, гитлеровский пилот пошёл на посадку, причём от испуга не заметил под собой аэродром и приземлился прямо в поле.

В тот же миг "Аэрокобра" Амет-Хана развернулась в сторону аэродрома. А через несколько секунд она коснулась тремя колёсами грунта, погасила скорость и подрулила к штабному зданию. Радостно возбуждённый Амет-Хан спрыгнул с крыла и, улыбаясь, направился ко мне.

Принимай подарок, дружище! Пилоту "Физлер - Шторха" и не снилось такое! Летел, наверно, в Евпаторию, а я посадил его на полуострове Лавриненкова...

Везёт тебе, Амет-Хан! Счастье не только идёт, но и летит тебе навстречу.

Ну это, Володя, ещё как сказать... Если б я не погнался за ним - чёрта с два был бы он здесь! А впрочем - дело сделано. Поехали! - уже спокойно закончил он, направляясь к машине, которая стояла невдалеке в укрытии".

Еще в начале 1943 года командующий 8-й Воздушной армией ставил перед авиаторами задачи овладеть полётами на свободную охоту как одним из эффективных способов борьбы с противником. Гвардейцы единодушно откликнулись на этот призыв, с самой лучшей стороны проявил себя в свободной охоте Амет-Хан.

"Коль хочешь, чтобы твоё имя стало таким же прославленным и почётным, каким является имя Амет-Хана, следуй его примеру, прислушивайся к советам, какие даёт он лётчикам - охотникам", - писала о нём армейская газета. Амет-Хан говорил: "Охота - моё любимое занятие. Есть где проявить свои способности, знания и опыт... о время "охоты" лётчик должен стараться видеть всё, а сам остаться незамеченным... Нападай на противника тогда, когда он меньше всего ожидает твоего нападения. При встрече с воздушным противником владей высотой и помни: кто выше, тот побеждает".

Вот только несколько примеров выполнения Амет-Ханом полётов на свободную охоту.

24 января 1944 года, действуя на Никопольском направлении, 4 самолёта "аэрокобра" вылетели на охоту в район станции Туркаллы. Там они обнаружили эшелон, в котором было 18 цистерн с горючим. Атаку произвели по цистернам, в результате возникло 4 очага пожара. Повторный налёт совершили через 50 минут. Ведущим четвёрки был Амет-Хан. Эшелон оказался уже рассредоточенным. Тогда для большей безопасности Амет-Хан, растянув строй самолётов по фронту, предпринял 2 атаки по оставшимся цистернам, 6 из них загорелось. Действуя решительно, лётчики малыми средствами нанесли противнику большой ущерб.

8 февраля Амет-Хан во главе группы вылетел в район действия наших войск, преследовавших отступающего противника на правом берегу Днепра. В районе Борислава обнаружили 2 группы противника: 3 "Юнкерса" и 6 "Хейнкелей", с ходу атаковали. В результате короткой схватки Амет-Хан уничтожил один бомбардировщик. После этого полёт был продолжен, и лётчики обнаружили колонну вражеских войск, двигавшуюся по дороге. Во время штурмовки группа уничтожила свыше 20 солдат и офицеров.

19 марта 1944 года 2 "Аэрокобры" из эскадрильи Амет-Хана вылетели на свободную охоту в район севернее Одессы и обнаружили на вражеском аэродроме скопление самолётов. Комэск решил нанести по противнику штурмовой удар. Однако полёт на штурмовку аэродрома в тот же день из-за снегопада пришлось отложить.

Утром следующего дня Амет-Хан для доразведки послал пару охотников, которые подтвердили ранее полученные сведения. И тогда 6 "Аэрокобр", во главе с Амет-Ханом вылетела на штурмовку. По его замыслу группа разделилась на две: ударную из 4 самолётов, которую возглавил он сам, и прикрывавшую пару Гвардии старшего лейтенанта Киреева.

Удар был внезапным. Четвёрка Амет-Хана произвела несколько атак, пара Киреева, патрулировавшая на высоте 600 - 800 метров, надёжно прикрывала ударную группу. 3 самолёта Ju-52 и 3 He-111 были уничтожены. На аэродроме горели постройки и техника.

Возвращаясь с задания, Амет-Хан зорко осматривал пространство. Заметив на железнодорожном перегоне паровоз, воздушный охотник атаковал и повредил его.

* * *

1944 год был памятен Амет-Хану тем, что полк участвовал преимущественно в наступательных операциях наших войск, а это накладывало особый отпечаток на боевые действия лётчиков. Уже не столь уверенно дрались в воздухе фашисты, а наши лётчики обрели опыт, решимость и силу.

Амет-Хану и его "орлам" верили, на них надеялись и ими восхищались лучшие лётчики - штурмовики фронта.

"...В Крыму у гитлеровцев, - пишет отважный штурмовик, дважды Герой Советского Союза М. Г. Гареев, - было много техники, артиллерии, в том числе зенитной, и самолётов. Без истребителей прикрытия появляться в небе было небезопасно. Чаще всего на выполнение боевых заданий мы вылетали под прикрытием эскадрильи Героя Советского Союза Амет-Хана Султана. Слава о ратных подвигах этого летчика гремела по всему фронту. О нём рассказывали истории, похожие на легенды. Наши им восхищались, а гитлеровцы боялись как огня. Летал Амет-Хан Султан мастерски, любил высоту, скорость и точный удар... И в бою и в жизни мне очень хотелось походить на этого замечательного человека".

Не менее лестные отзывы о высоких боевых качествах Амет-Хана Султана и его лётчиков поступали в дни ожесточённых боев за Крым и от лётчиков - бомбардировщиков. Так, командование 6-й Гвардейской бомбардировочной авиационной Таганрогской дивизии писало на имя командира 6-й Гвардейской истребительной авиадивизии:

"...Личный состав дивизии выражает свою признательность и благодарит Ваших истребителей за отличное обеспечение прикрытием наших бомбардировщиков - не допустили ни одной потери бомбардировщиков от истребителей противника, и особенно тогда, когда строй бомбардировщиков после бомбометания при противозенитных маневрах растягивался, а также отдельные отставшие самолёты, подбитые огнём зенитной артиллерии противника, надёжно обеспечивались прикрытием. Примером этого могут служить: Герой Советского Союза Гвардии майор Амет-Хан Султан отбил атаки ФВ-180 по отставшему Пе-2 Гвардии капитана Палия, сопровождал его до самой посадки..."

В своих воспоминаниях о героях - однополчанах дважды Герой Советского Союза А. В. Алелюхин пишет:

"Особенно известен был Амет-Хан Султан. Он был неутомим в работе, отважен в бою, смел в принятии решения. Из его боёв 1944 года мне запомнился один, когда шестёрка Амет-Хана прикрывала действия штурмовиков дважды Героя Советского Союза Мусы Гареева.

Штурмовики выполнили второй заход на скопление фашистских танков. В это время над горизонтом появилось 12 тёмных точек.

Приготовиться к бою! - подал команду Амет-Хан.

Он верил в своих боевых друзей и смело пошёл на ведущего. Рядом неизменный друг - Иван Борисов. Ведущим фашистских истребителей оказался опытный лётчик. Он не только оборонялся, но и нападал. И всё-таки Амет-Хан сумел обмануть врага и поймать его в прицел. Немец сорвался в штопор и врезался в землю.

Амет-Хан осмотрелся, сделал горку. Штурмовики продолжали своё дело. Фашистские истребители были связаны боем. Но что это? Сердце похолодело: к хвосту машины Борисова пристроился гитлеровец. Амет-Хан бросил свой истребитель вниз.

Фашист успел дать только одну очередь, как в ту же секунду сам задымил, получив порцию свинца от Амет-Хана. Жизнь друга была спасена".

Летая в крымском небе, он не мог удержаться, чтобы не пройти над родной Алупкой. С воздуха курортный городок был как на ладони и казался совсем маленьким, какими и помнятся родные места взрослым, оставившим их ещё в детстве. Всё как будто бы было как прежде. Вот и узкая улочка. А вот и до боли знакомый домик со ступеньками, по которым он когда-то делал первые шаги, и показалось, что кто-то пробежал по двору, но разглядеть было трудно, хотя проходил Амет-Хан прямо над крышей родного дома.

Через несколько дней, когда Крым уже был свободным, Амет-Хан пригласил всех однополчан к себе в Алупку. Приехали вместе с командиром полка Морозовым на 3-х машинах. Едва успела остановиться машина, как из неё выпрыгнул Амет-Хан и побежал навстречу отцу и спешившей за ним матери. Амет-Хан подхватил на руки рыдающую от радости мать и понёс в дом. Лётчики застыли, наблюдая эту трогательную и радостную картину.

За расспросами и рассказами прошло это редкое для фронтовиков застолье. Но в общий радостный настрой врывались и нотки тяжких воспоминаний о днях, проведённых под гнётом фашистов. Отец всё порывался подробно рассказать об этом сыну, но мать сдерживала его: "Не о том, отец, говоришь, лучше послушаем сына".

К дому потянулись родные, знакомые и незнакомые жители Алупки. Всем хотелось обнять героя - земляка.

Когда гости вышли во двор, там их ждала восторженная толпа. Подхватили Амет-Хана на руки и со словами: "Слава! Слава!" начали его качать. Потом так же славили его друзей - однополчан...

* * *

Весной 1945 года Амет-Хан был назначен на должность помощника командира полка по воздушно - стрелковой службе.

Когда шли ожесточённые бои на подступах к Берлину, Гвардии майор Амет-Хан Султан был представлен вторично к высокому званию Героя Советского Союза.

Это был один из дней завершающих боев за Берлин, когда Амет-Хан совершил 603-й с начала войны боевой вылет. Под ним было пылающее в огне фашистское догово. Имея задачу блокировать взлётно - посадочную полосу парка Тиргартен, Амет-Хан во время полёта над аэродромом Темпельхоф ниже себя обнаружил 2 "Фокке-Вульфа", которые пытались штурмовать боевые порядки нашей дальнобойной артиллерии, обстреливавшей здание Рейхстага. Он имел преимущество в высоте и немедленно атаковал ведущий вражеский самолёт. Второй очередью ему удалось сбить "Фоккер". Самолёт упал в центре Темпельховского аэропорта. Фашистский лётчик, выбросившись с парашютом, приземлился в районе огневых позиций нашей батареи, где артиллеристами был взят в плен.


Сбив врага, Амет-Хан сел на центральный берлинский аэродром в тот момент, когда ещё вокруг шла стрельба.

Захожу на посадку и ещё не уверен, - вспоминал Амет-Хан, - наши или немцы хозяйничают на аэродроме. Сел, но мотор на всякий случай не выключил. Смотрю, к самолёту бегут наши пехотинцы. Первый, едва подбежав к самолёту, радостно закричал: "Наш, наш!". Не успел я оглянуться, как оказался в объятиях наших бойцов, со слезами радости целовавших красные звёзды на моем самолёте. Это забыть невозможно...

* * *

Амет-Хан не мыслил своей жизни без ощущений полёта и неба. И когда встал вопрос, как жить после долгих и тяжёлых лет войны, он выбрал небо и самолёты - стал летчиком-испытателем.

Он действительно "учил летать самолёты", год за годом увеличивая число укрощённых им машин. К 15-летию испытательской работы им было испытано более 100 типов самолётов.

За сравнительно короткий срок он выдвинулся в число ведущих лётчиков - испытателей страны. Он отдал испытательской работе четверть века.

Сердечно отметили авиаторы страны, работники aвиaционной промышленности 50-летие замечательного лётчика.

"Дорогой друг! - писали его соратники, известные во всей стране лётчики - испытатели, - твоё имя по праву упоминается в первом десятке самых прославленных имен лётчиков - испытателей..."

Обращаясь к юбиляру, руководители и сотрудники КБ имени А. Н. Туполева писали:

"Мы знаем тебя не только как великого лётчика, твоя работа является примером для всех нас, мы знаем тебя как скромного, энергичного, юношески подвижного и отличного человека, и оттого, восхищаясь твоими профессиональными качествами, мы выражаем тебе свою искреннюю любовь".

Генеральные и главные конструкторы, сотни инженеров, лётчиков, рабочих и инженерно - технических работников прислали свои приветствия юбиляру.

Амет-Хан был в расцвете сил и энергии, когда смерть настигла его на боевом посту.

В одном из своих обращений к бывшим однополчанам дважды Герой Советского Союза генерал - полковник авиации В. Д. Лавриненков писал:

"Вспоминаю дважды Героя Советского Союза Амет-Хана Султана - человека необычайного мужества. Он был для всех нас олицетворением лётчика, воплотившего в себе лучшие черты советского воздушного бойца. Он отличался необычайной любовью к лётному делу, ничто, как говорится, не могло его вышибить из "седла" - кабины самолёта. И все мы, его боевые друзья, как большое горе восприняли весть о том, что наш Амет-Хан Султан погиб при исполнении служебных обязанностей. Он до конца остался верен воинскому долгу, память о нём всегда будет жить в наших сердцах, она будет служить делу воспитания молодого поколения авиаторов".

В Алупке и Махачкале установлены бюсты дважды Героя Советского Союза, лауреата Государственной премии и заслуженного лётчика - испытателя СССР Амет-Хана Султана. Его именем названы многие школы. А в подмосковном городе Жуковске улица - продолжение улицы В. П. Чкалова - названа его именем и ведёт она туда, откуда эти великие лётчики уходили в небо.

(Из книги Дмитрия Яковлевича Зильмановича - "На крыльях Родины". Алма - Ата, 1985 год.)