Михаил филиппов физик. Таинственные лучи смерти профессора филиппова
 
» »

Михаил филиппов физик. Таинственные лучи смерти профессора филиппова

05.11.2019

Невысокий, кругленький, тугощекий, в больших роговых очках, в чистых аккуратненьких сединах, всегда веселый и оживленный, вечно в хлопотах, действительно, эдакий добродушный заботливый гном или домовой. Даже книга его мемуаров, которую он выпустил на склоне лет, так и называлась - "Записки домового". Однако прозвище это он получил не столько из-за внешнего сходства, сколько из-за своей должности. Потому что Борис Михайлович был директором домов, сначала ЦДРИ (Центрального дома работников искусств), а потом ЦДЛ (Центрального дома литераторов). Разумеется, в хороших его знакомцах и даже приятелях были почти все выдающиеся деятели культуры и классики советской литературы тех лет. Когда речь заходила о том, что он из хорошей фамилии, то некоторые с многозначительным видом спрашивали: "Что, из тех самых Филипповых?" - имея в виду, конечно, знаменитого дореволюционного булочника Филиппова.

Нет, какие уж тут булочники! Добрый, хлопотливый, сдобный Борис Михайлович был сыном совсем другого Филиппа. Того, который в начале века невольно мог поставить нашу цивилизацию на грань самоуничтожения. Впрочем, российское общество тогда и не осознало возможной катастрофы. Не понял этого и Борис Михайлович, хотя выпустил книгу "Тернистый путь" о судьбе своего отца.

Триста первый труд

Борису Михайловичу было всего несколько месяцев от роду, когда осенней ночной порой 1903 года Михаила Филиппова, его отца, обнаружили мертвым в личной лаборатории.

Незадолго до своей смерти Михаил написал своим друзьям:

"Когда-то в юности, изучая труды Бокля, я наткнулся на мысль, что изобретение пороха повлияло на кровопролитность войн в сторону уменьшения. Не так давно, я вспомнил те строки, благодаря своему открытию, которое на корню изменит само понятие войны. Я имею в виду способ распространения взрывной волны на несколько тысяч километров вокруг. Таким образом, произведя взрыв в Петербурге, его отголоски можно будет ощутить в Константинополе".

Вот, стало быть, накануне какого открытия был инженер Филиппов! Или даже уже свершил это открытие. Но можно ли было принимать это заявление всерьез? Мало ли каких заявлений не делают "граду и миру" десятки безумцев то и дело во всех уголках света! И каких только благодеяний не сулят они человечеству - от извлечения электричества из огурцов до вечного двигателя. Да и вообще, серьезным ли человеком был инженер Филиппов?

Ответ однозначный: серьезный, талантливый и очень работоспособный. Можно только удивляться тому, сколько он успел сделать за свою недолгую жизнь - его убили, когда он достиг 45 лет. Филиппов был не только известным ученым, но и журналистом. Он готовил к изданию один из первых научно-популярных журналов Российской Империи - "Научное обозрение". Именно там было впервые опубликовано вызывавшее поначалу насмешки "серьезных" ученых и ставшее впоследствии знаменитым "Исследование мировых пространств реактивными приборами" Циолковского. Так что у истоков современной космонавтики рядом с именем "калужского мечтателя" должно стоять и имя Филиппова. Его перу принадлежит роман "Осажденный Севастополь", произведший фурор в литературном мире того времени. Это произведение отметили своей похвалой и Толстой, и Горький. Михаил Филиппов перевел французам труд Менделеева "Основы химии", в котором последний вывел всем известный закон и представил на всеобщее обозрение периодическую таблицу.

Лучшие дня

Всего Михаил Филиппов, как впоследствии подсчитал его сын, за свою жизнь опубликовал ровно триста своих трудов. Триста первый труд стал причиной гибели ученого.

Полиция, явившаяся на место преступления, изъяла рукопись книги "Революция посредством науки, или Конец войнам". Многие были уверены, что убийство организовала охранка. Так что единственным читателем этой книги, считает исследователь Жак Бержье, был сам Николай II. Есть предположение, что многие правители принадлежали к Черному ордену.

Содержание книги осталось тайной: черновики, записные книжки и расчетные листы были похищены и, скорее всего, уничтожены. Однако где-то в закутках лаборатории все-таки нашлись некоторые заметки, по которым можно было составить представление о примерном принципе действия "взрыва-телеграммы". Вся энергия сдетонировавшего заряда превращается в волновой пучок малой амплитуды и в таком сконцентрированном виде расходится по нарастающей электромагнитной волне. В результате, не шевельнув в Москве листика на дереве, взрыв превратит в руины огромные здания за тысячи километров, где-нибудь "в Константинополе".

Иными словами, как когда-то писал Михаил Филиппов своим друзьям: "использование такого вида бомб в грозящей революции приведет к восстанию народов и войны станут более напоминать мирные переговоры, чем кровопролитные перепалки".

Чем вымощена дорога в ад

У Филиппова, кто спорит, были благие помыслы. Цели своим изобретением он преследовал не милитаристские, а революционные.

Впрочем, у всех у них, у так называемого передового общества, помыслы тогда были исключительно благие. Но какие дороги мостятся ими, к сожалению, известно уже давно. Ведь и Альфред Нобель полагал, что изобретение им динамита прекратит войны.

Наверное, упразднить войны мечтал уже первобытный человек. Только вот способы во все времена для этого придумывались такие, что войны становились лишь более истребительными. Существует такая притча. Пришел к шаману один из воинов племени и сказал: "Ты знаешь, отец, как мы воюем: сходимся лицом к лицу и колем пикой, рубим топором. Сильный убивает слабого, двое слабых - одного сильного. Затем расходимся - до следующего раза. Сколько людей гибнет в войнах, не счесть. Но я придумал оружие, которое убивает на расстоянии. Теперь меняется весь прежний порядок. Слабый может убить сильного, причем не одного - троих, пятерых и даже больше. Теперь все войны теряют смысл. Иначе скоро не останется людей на земле". - "Покажи мне свое оружие". - "Я назвал его "лук", - сказал воин, протягивая шаману свое изобретение. - "Так-так, а как с ним обращаться?"... "Эх-хе-хе, сынок, - бормотал старый немощный шаман, выдергивая стрелу из груди могучего воина. - Не тем ты путем пошел. Не доросли мы еще до этих игрушек..."

Очевидно, тот осторожный шаман был первым из "людей в черном".

Есть ли основания переживать из-за инновационных идей Филиппова? Было ли реальное научное подкрепление его открытию? Современные исследователи считают, что энергия взрыва может быть при определенных условиях передана на условное расстояние, подобно световым и звуковым волнам.

Недаром исследователь Жак Бержье предлагает в "деле инженера Филиппова" стать на минуту обвинителем и поставить вопрос другим ребром: а не мог Николай II своим решением об убийстве Филиппова и обыске его лаборатории спасти человечество от неминуемой гибели? Ведь страшно даже представить, куда повернула бы история, во что могли бы вылиться и без того ужасающие I и II мировые войны, да и любая война, даже самая поначалу малая. А так худо-бедно, но в XXI век вступили и живем...

Писатель, род. в Николаеве 25 марта 1828 г., умер в Риге 11 ноября 1886 г. Воспитывался в Ришельевском лицее, откуда перешел на юридический факультет в С.-Петербургский университет.

По окончании курса со степенью кандидата прав (в 1851 г.), Ф. посвятил себя юридической и журнальной деятельности, которую начал в "Современнике" статьями по юридическим вопросам ("Взгляд на русское судоустройство и судопроизводство" 1859 г., книги 1, 3, 4, 7 и 8) и обличительною повестью "Полициймейстер Бубенчиков" (ibid., 1859, кн. 10). В том же журнале (1861, кн. 2 и 3, и 1862, кн. 3 и 4) был напечатан "Взгляд на русские гражданские законы". Затем, в "Русском Слове" были помещены статьи: "Характер специфических женских преступлений и наказаний" (1863, кн. 4), "Мировой суд" (1863, кн. 5), "Смертная казнь" (кн. 11 и 12), "Невинные юриспруденты" (1864, кн. 6), "О судебной статистике в России" (1864, кн. 7). В журнале "Эпоха" появились статьи: "О коммерческих судах и торговой несостоятельности " (1864, кн. 1) и "Об особых родах гражданского судопроизводства" (кн. 10). Большая часть этих статей по частям вошла в наиболее значительный двухтомный труд Ф. - "Судебная реформа в России" (1872-1875). В начале семидесятых годов отдельным изданием вышла в свет "История карательных учреждений в Европе, Америке и России" (1873), в "Отеч. Записках" (1872, кн. 8 и 9) была помещена статья "О праве собственности на произведения наук и словесности", а в "Русской Старине" (1873, т. VIII) - "Тюрьмы в России", собственноручный проект императрицы Екатерины II, перевод с франц. Изданный в свет в начале семидесятых годов роман "Скорбящие" был изъят из обращения.

Счастливее оказались последующие беллетристические работы Ф. Так, роман "Рассвет" (1873) выдержал три издания (во втором и третьем - 1875 и 1878 - он назван "Петербургский полусвет") и "Патриарх Никон" - два, в 1885 и 1888 гг. Кроме того, перу Ф. принадлежит историческая повесть "Под небом Украйны" и неоконченный роман "Последние из Вострых и Шустрых", печатавшийся в журнале "Век", который Ф. издавал в 1882-1883 гг. Статьи и фельетоны Ф., кроме вышеназванных изданий, печатались: в "Новостях", "Новом Времени", "С.-Петербургских Ведомостях", "Свете" и др. газетах.

Последние годы Ф. посвятил преимущественно занятиям отечественною историей и писал историю России со времен императрицы Елизаветы Петровны. "Знакомые", альбом М. И. Семевского, СПб., 1888, стр. 96. - Д. Д. Языков: "Обзор", вып. 6-й, стр. 120. - "Истор. Вестник", 1887 г., кн. 1, стр. 238. {Половцов} Филиппов, Михаил Авраамович (1828-1886) - юрист и публицист.

Учился в Ришельевском лицее и на юридическом факультете СПб. унив. Обратил на себя внимание обширной статьей в "Современнике": "Взгляд на русское судоустройство и судопроизводство" (1859, кн. 1-4, 7 и 8) и обличительной повестью "Полициймейстер Бубенчиков" (ib., 1859, кн. 10). В том же журнале (1861, кн. 2 и 3, и 1862, кн. 3 и 4) он напечатал "Взгляд на русские гражданские законы"; в "Русском слове" - "Характер специфических женских преступлений и наказаний" (1864, кн. 4), "Мировой суд" (1863, кн. 5), "Смертная казнь" (кн. 11 и 12), "Невинные юриспруденты" (1864, кн. 6), "О судебной статистике в России" (1864, кн. 7); в "Эпохе" - "О коммерческих судах и торговой несостоятельности" (1864, кн. 1) и "Об особых родах гражданского судопроизводства" (кн. 10), в "Отеч. записках" (1872, кн. 8 и 9) - "О праве собственности на произведения наук и словесности". Большая часть этих статей вошла в двухтомный труд Ф. "Судебная реформа в России" (1872-75). В начале 1870-х гг. отдельным изданием вышла в свет его "История карательных учреждений в Европе, Америке и России" (1873). Изданный им в начале 1870-х гг. роман "Скорбящие" был изъят из обращения.

Из других беллетристических произведений Ф. роман "Рассвет" (1873) выдержал три издания (во 2-м и 3-м - 1875 и 1878 гг. - он назван "Петербургский полусвет"); "Патриарх Никон" - два, в 1885 и 1888 гг. Кроме того, Ф. написал историческую повесть "Под небом Украйны" и неоконченный роман "Последние из Вострых и Шустрых", печатавшийся в журнале "Век", который Ф. издавал в 1882-83 гг. {Брокгауз}

В 1903 году русский профессор Михаил Михайлович Филиппов заявил об изобретении им ужасного по своему воздействию оружия. С его появлением, по словам ученого, войны станут невозможными и на планете настанет долгожданный и прочный мир. Однако вскоре после этого заявления Филиппов был убит, а все его рукописи, касающиеся изобретения, бесследно исчезли.

Хотел упразднить войны

11 июня 1903 года в редакцию газеты «Санкт-Петербургские ведомости» поступило довольно необычное письмо от известного профессора Михаила Михайловича Филиппова. В нем он писал: «Всю жизнь я мечтал об изобретении, которое сделало бы войны почти невозможными. Как это ни удивительно, но на днях мною сделано открытие, практическая разработка которого фактически упразднит войну. Речь идет об изобретенном мною способе электрической передачи на расстояние волны взрыва, причем, судя по примененному методу, передача эта возможна и на расстояние тысяч километров, так что, сделав взрыв в Петербурге, можно будет передать его действие в Константинополь. Способ изумительно прост и дешев. Но при таком ведении войны на расстояниях, мною указанных, война фактически становится безумием и должна быть упразднена. Подробности я опубликую осенью в мемуарах Академии наук. Опыты замедляются необычайною опасностью применяемых веществ, частью весьма взрывчатых, а частью крайне ядовитых».

Видимо, это откровенное письмо, содержащее сведения о некоем эпохальном открытии, стало роковым для ученого. Уже утром следующего дня его обнаружили мертвым на полу в своей лаборатории. Вдова Любовь Ивановна рассказала, что накануне Михаил Михайлович собирался допоздна работать в лаборатории и там же заночевать. Ночью она не слышала ничего подозрительного, поэтому пошла проведать мужа только после полудня.

Дверь в лабораторию оказалась заперта, на ее настойчивый и громкий стук муж не отзывался. Заподозрив неладное, она позвала домашних, дверь вскрыли и увидели ученого лежащим ничком на полу. Он был мертв. На лице Филиппова виднелись ссадины, создавалось впечатление, что он внезапно упал словно подкошенный. Осмотрев умершего, врач пришел к выводу, что ученый скончался от внезапной остановки сердца, вызванной переутомлением и нервным перенапряжением. Ничего криминального в смерти Филиппова не обнаружил и судмедэксперт.

Расследования по поводу странной смерти знаменитого ученого не проводилось. Однако полицейские из Петербургского охранного отделения изъяли весь архив Филиппова, рукопись его последней книги с математическими выкладками и результатами опытов «взрывания на расстоянии», а также все препараты и аппаратуру из лаборатории профессора. После этого ученого разрешили предать земле.

Ученый, писатель и революционер

Могила профессора Филиппова оказалась рядом с захоронениями русских писателей, и в этом нет ничего удивительного, ведь он занимался и литературным творчеством. Стоит вспомнить, что его роман «Осажденный Севастополь» в свое время вызвал восхищенные отзывы таких всемирно знаменитых мастеров пера, как Лев Толстой и Максим Горький. Широко известен был в научных и литературных кругах и журнал «Научное обозрение», основанный и выпускаемый Филипповым. В нем печатались статьи многих видных ученых и писателей. Например, там не раз появлялись публикации Константина Эдуардовича Циолковского. С журналом активно сотрудничали химик Д. И. Менделеев, психиатр В. М. Бехтерев и многие другие знаменитые ученые.

Какое-то время даже предполагали, что под псевдонимом «В. Уль» в журнале печатался сам Владимир Ульянов-Ленин, однако это не подтвердилось. Впрочем, вождь мирового пролетариата явно интересовался работами профессора Филиппова, ведь знаменитые слова о неисчерпаемой природе электрона в ленинском труде «Материализм и эмпириокритицизм» были позаимствованы в одной из работ ученого. Стоит отметить, что Филиппов был убежденным марксистом и не скрывал этого, несмотря на возможность определенных репрессий. Как истинный революционер он пытался обратить в свою веру всех знакомых ему людей, в том числе и Льва Толстого. Из-за своих убеждений профессор находился под особым полицейским надзором.

Возможно, за таким ученым и стоило приглядывать, ведь он был гением и одновременно революционером. Это, особенно в случае с профессором Филипповым, представляло довольно взрывоопасное сочетание. Давно, еще в юном возрасте, будущий ученый где-то вычитал, что появление пороха снизило кровопролитность войн, ведущихся на планете. С тех пор им овладела мысль создать настолько мощное оружие, что все войны с его применением станут настоящим безумием, и тогда, по мнению Филиппова, люди просто от них откажутся.

К этому стоит добавить, что из-за своих марксистских убеждений Михаил Михайлович мечтал освободить от капиталистического ига народы мира. Он писал: «Применение такого оружия в революции приведет к тому, что народы восстанут, и войны сделаются совершенно невозможными». Кстати, его последняя рукопись, изъятая полицией, имела название «Революция посредством науки, или Конец войнам». Это явно могло насторожить власти.

Таинственные лучи смерти

Можно не сомневаться в том, что Михаил Михайлович Филиппов был прекрасным человеком, просто в то время многие известные и добропорядочные люди прониклись революционными идеями. Никто из них тогда даже не предполагал, чем для них закончится революция. Не всем удалось найти себя и уцелеть при новой власти. Одни покинули родину, другие были расстреляны или попали в лагеря.

Мог ли он на самом деле изобрести оружие, которое даже сейчас при наличии у ряда государств атомных бомб представляло бы очень серьезную опасность? Филиппов окончил юридический факультет Петербургского и физико-математический факультет Одесского университетов. Ученый занимался исследованием электромагнитных волн, он был гениальным изобретателем и, без сомнения, мог достичь в своей работе сенсационных результатов.

Конечно, тогда, в начале XX века, после гибели профессора Филиппова журналисты много писали о его таинственном изобретении. Ими было предложено немало различных версий, вплоть до того, что ученый мог выдавать желаемое за действительное и на самом деле никакого супероружия и не было. Однако в интервью «Санкт-Петербургским ведомостям» профессор А. С. Трачевский, который дружил с Филипповым, выразил полную уверенность в реальности изобретения. Когда он беседовал с Филипповым, тот ему сказал: «Это так просто, притом дешево! Удивительно, как до сих пор не догадались». Кроме того, Михаил Михайлович добавил, «к этой проблеме подбирались в Америке, но совсем иным и неудачным способом». Скорее всего, он имел в виду опыты Николы Теслы.

В защиту честного имени ученого высказался и великий химик Д. И. Менделеев: «В основной идее Филиппова нет ничего фантастического: волна взрыва доступна передаче, как волна света или звука». Кстати, по словам Трачевского, профессор Филиппов говорил ему о том, что идея уже была проверена на опытах, причем удачно. Через десять лет после загадочного убийства ученого журналистам «Русского слова» удалось установить, что в 1900 году профессор несколько раз посетил Ригу, где, как написала газета, «производил опыты взрывания объектов на расстоянии».

Впоследствии журналисты стали писать о неких таинственных лучах смерти профессора Филиппова и даже о том, что он изобрел лазерное оружие. Скорее всего, они преувеличивают. Не было никаких лучей, и лазера ученый не изобретал. Вот что он сообщал в одном из писем: «Я могу воспроизвести пучком коротких волн всю силу взрыва. Взрывная волна полностью передается вдоль несущей электромагнитной волны, и таким образом заряд динамита, взорванный в Москве, может передать свое воздействие в Константинополь. Проделанные мной эксперименты показывают, что этот феномен можно вызывать на расстоянии в несколько тысяч километров».

Убийство или несчастный случай?

Практически во всех без исключения материалах о профессоре Филиппове и его изобретении говорится о том, что ученый был убит, а вот никакие доказательства этого не приводятся. Тело ученого первыми обнаружили его жена и близкие, они вряд ли бы стали скрывать, если бы на нем были ножевые или пулевые ранения. Значит, их не было. Дверь в лабораторию оказалась закрыта изнутри; правда, упоминается открытое окно, через которое и мог проникнуть убийца. Но как он убил ученого? Ударил чем-то тяжелым по голове или впрыснул ему яд с помощью шприца?

Упоминаний о разбитой голове найти не удалось, говорилось лишь о ссадинах на лице и о том, что ученый упал как подкошенный, даже не успев выставить вперед руки. Может, убийства и не было? Кстати, опыты профессора с электромагнитными излучениями вполне могли повлиять на его здоровье, в том числе на сердечно-сосудистую систему. Тогда о негативном влиянии электромагнитного излучения на организм человека никто не знал, а Филиппов, не щадя себя, проводил многочисленные эксперименты по крайней мере на протяжении трех лет.

Кстати, в лаборатории ученого на столе лежал листок, на котором он написал следующее: «Опыты по передаче взрыва на расстояние. Опыт №12. Для осуществления этого опыта требуется безводная синильная кислота. При этом осторожность должна быть величайшая!» Известно, что синильная кислота - это сильнейший яд. Вдруг утомленный ученый, так сказать, потерял бдительность и случайно отравился? Не стоит исключать и версию о несчастном случае.

Конечно, версия об убийстве появилась из-за того, что профессор, не жаловавшийся на здоровье, загадочным образом расстался с жизнью сразу после того, как сообщил об изобретении им супероружия. Если он на самом деле умер естественным образом, то, несомненно, это уникальное совпадение, в которое трудно поверить. Кто же убил ученого, если его смерть на самом деле была насильственной?

Французский популяризатор науки Жак Бержье, всемирно известный рядом своих весьма интересных книг, полагает, что М. М. Филиппова убили агенты царской охранки по прямому указанию Николая II. По его словам, таким образом не только был устранен опасный революционер, но и спасен мир, оказавшийся на грани гибели из-за изобретения ученого.

Бержье написал: «Если бы Филиппов успел обнародовать свой метод, его, несомненно, довели бы до совершенства и использовали в Первой мировой войне. И все крупные города Европы, а возможно, и Америки были бы разрушены. А войны 1939- 1945 годов? Неужели Гитлер, вооруженный методом Филиппова, не уничтожил бы полностью Англию, а американцы - Японию? Боюсь, как бы нам не пришлось дать утвердительный ответ на все эти вопросы. И не исключено, что император Николай II, которого все дружно осудили, должен быть причислен к спасителям человечества».

А вот его мнение об использовании такого оружия революционерами: «Представьте себе группу людей, недовольных существующим режимом, которые подкладывали бы взрывчатку не под двери домов, а взрывали бы с помощью метода Филиппова Елисейский дворец или Матиньон! Изобретение Филиппова, воспользуются ли им военные или революционеры, относится, на мой взгляд, к числу тех, которые могут привести к полному истреблению цивилизации».

Филиппов, Михаил Михайлович

M. M. Филиппов

Михаил Михайлович Филиппов (30 июня (12 июля) , село Осокино , Звенигородский уезд , Киевская губерния - 12 июня , Санкт-Петербург) - русский писатель, философ, журналист, физик, химик, экономист и математик, популяризатор науки и энциклопедист.

Биография

Подростком изучил французский, немецкий и английский языки, а готовясь к поступлению в университет, изучил латинский и греческий языки . Образование получил на юридическом факультете Петербургского университета , а затем на физико-математическом факультете Новороссийского университета в Одессе. В получил степень доктора «натуральной философии» в Гейдельбергском университете (тема диссертации - «Инварианты линейных однородных дифференциальных уравнений»). Стажировался у Бертло и Мейера .

Филиппов был основателем, издателем и редактором журнала «Научное обозрение ». Автор 300 научных работ.

Ссылки

  • Филиппов, Михаил Михайлович - статья из Большой советской энциклопедии
  • Загадочное изобретение доктора Филиппова (Материал Г. Черненко) .
  • Сверхоружие, от которого отказался Николай Второй (Очерк З. Оскотского) .

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое "Филиппов, Михаил Михайлович" в других словарях:

    Русский учёный энциклопедист, философ позитивист, писатель, журналист. Учился на физико математическом факультете Новороссийского… … Большая советская энциклопедия

    - (1858 1903) российский ученый, писатель, журналист. Труды по естествознанию, философии, роман Осажденный Севастополь (1889). Издавал журнал Научное обозрение (1894 1903) … Большой Энциклопедический словарь

    Филиппов (Михаил Михайлович) писатель, сын предыдущего; родился в 1858 г. Образование получил на юридическом факультете Санкт Петербургского университета и на физико математическом факультете Новороссийского университета. Литературную… … Биографический словарь

    Писатель, сын М. А. Михайлова (см.); род. в 1858 г. Образование получил на юридическом факультете СПб. университета и на физико математическом факультете Новороссийского университета. Литературную деятельность начал в журнале проф. И. П. Вагнера… …

    - (1858 1903), русский писатель, учёный, журналист. Труды по естествознанию, философии, роман «Осаждённый Севастополь» (1889). Издавал журнал «Научное обозрение» (1894 1903). * * * ФИЛИППОВ Михаил Михайлович ФИЛИППОВ Михаил Михайлович (1858 1903),… … Энциклопедический словарь

    ФИЛИППОВ Михаил Михайлович - (30.06 (12.07). 1858, Окнино, ныне Звенигородского р на Черкасской обл. 12(25).06.1903, Петербург) историк философии, естествоиспытатель, писатель и публицист. Перу Ф. принадлежит более 300 научных трудов. В 1878–1881 гг. учился на юридическом … Русская Философия. Энциклопедия

    I писатель, сын М. А. Михайлова (см.); род. в 1858 г. Образование получил на юридич. фак. СПб. унив. и на физико математич. факультете Новорос. унив. Литературную деятельность начал в журнале проф. И. П. Вагнера Мысль статьей Борьба за… …

    ФИЛИППОВ Михаил Михайлович - (30.06(12.07).1858, Окнино, ныне Звенигородского р на Черкасской обл. 12(25).06.1903, Петербург) историк философии, естествоиспытатель, писатель и публицист. Перу Ф. принадлежит более 300 научных трудов. В 1878 1881 гг. учился на юридическом ф те … Русская философия: словарь

    Писатель; умер в 1903 г … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

    - — государственный деятель времен Александра? и Николая I (1772—1839 г.). I. Сперанский родился 1 января 1772 г. в селе Черкутине, Владимирского уезда, где отец его, Михаил Васильевич, был священником. Семи лет отдан был отцом во… … Большая биографическая энциклопедия

Книги

  • Михаил Скобелев. Его жизнь, военная, административная и общественная деятельность , Михаил Михайлович Филиппов. Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф.Ф.Павленковым (1839-1900). Написанные в новом для того времени жанре…

СТРАННОЕ УБИЙСТВО

Ранним утром 12 июня 1903 года 45-летний петербургский ученый-химик Михаил Михайлович Филиппов был найден мертвым в своей лаборатории при квартире, в доме №37 по улице Жуковского. Ученый лежал без сюртука на полу ничком. Ссадины на лице свидетельствовали о том, что он упал как подкошенный, не успев даже выставить руки перед собой.

Полиция почему-то отнеслась к происшествию без особого интереса, как-то спустя рукава. Судмедэксперт наскоро осмотрел умершего и скоропалительно сделал вывод, что смерть наступила из-за нервного перенапряжения. «Апоплексический удар», — безапелляционно заявил эскулап и в момент подписал протокол осмотра, в котором, среди прочего, говорилось, что последнее время ученый много работал, случалось, просиживал в своей лаборатории и ночи напролет.

Следователь забрал все бумаги Филиппова, в том числе рукопись книги, которая должна была стать его 301-й публикацией, и позволил похоронить покойного. Он был погребен на «Литераторских мостках» Волкова кладбища — месте захоронения русских писателей, невдалеке от могил Добролюбова и Белинского. Не случайно, ведь Филиппов был не чужд и литературного творчества, и о произведениях его тепло отзывались Лев Толстой и Максим Горький.

Между тем смертью ученого заинтересовалась пресса. В том числе потому, что Михаил Михайлович был собратом по перу—основателем, издателем и редактором журнала «Научное обозрение», который начал выходить в 1894 году. С журналом охотно сотрудничали замечательные люди, крупнейшие ученые: химики Д. И. Менделеев и Н. H. Бекетов, психиатр и психолог В. М. Бехтерев, астроном С П. Глазенап. Не раз печатался в «Научном обозрении» и К. Э. Циолковский.

Лишь очень смелый и прозорливый редактор мог опубликовать работу, которую основоположник космонавтики прислал весной 1903 года: ставшую впоследствии знаменитой статью «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Она увидела свет в пятом, майском номере журнала. Публикация эта навечно закрепила за Циолковским славу первопроходца в области теоретической космонавтики.

А вскоре произошло таинственное убийство. Накануне смерти, 11 июня, Филиппов отправил в редакцию газеты «Санкт-Петербургские ведомости» письмо, в котором писал, что с юношеских лет раздумывал, как остановить войны, сделать их почти невозможными.

«Как это ни удивительно, — сообщал ученый, — но на днях мною сделано открытие, практическая разработка которого фактически упразднит войну. Речь идет об изобретенном мною способе электрической передачи на расстояние волны взрыва, причем, судя по примененному методу, передача эта возможна и на расстояние тысяч километров... Но при таком ведении войны на расстояниях, мною указанных, война фактически становится безумием и должна быть упразднена. Подробности я опубликую осенью в мемуарах Академии наук».

Могила Филиппова на Литераторских мостках (участок на Волковском кладбище Санкт-Петербурга)

СЛУХИ, ДОГАДКИ, ФАКТЫ

Слухи о неведомом изобретении не прекращались долго. Хороший друг Филиппова, профессор А. С Трачевский, рассказывал в интервью «Санкт-Петербургским ведомостям»: «Мне, как историку, Михаил Михайлович мог рассказать о своем замысле лишь в самых общих чертах. Когда я напомнил ему о разнице между теорией и практикой, он твердо сказал: «Проверено, были опыты, и еще сделаю».

Сущность секрета Филиппов изложил мне приблизительно, как и в письме в редакцию. Он не раз повторил, ударяя рукой по столу:

«Это так просто, притом дешево! Удивительно, как до сих пор не догадались». Помнится, Михаил Михайлович прибавил, что к этой проблеме подбирались в Америке, но совсем иным и неудачным способом».

Появились статьи, которые подвергали сомнению правдивость заявления ученого о своем необыкновенном изобретении. Тогда в защиту Филиппова выступил сам Д. И. Менделеев. «Идеи М. М. Филиппова, — заявил великий химик, — вполне могут выдержать научную критику». А в беседе с профессором Трачевским высказался еще более определенно:

«В основной идее Филиппова нет ничего фантастического: волна взрыва доступна передаче, как волна света или звука».

В 1913 году, когда после загадочного убийства минуло десять лет, разговоры об изобретении Филиппова возобновились. Всплывали новые подробности. Так, стало известно, что еще в 1900 году изобретатель несколько раз ездил в Ригу, где, если верить газете «Русское слово», «в присутствии некоторых специалистов производил опыты взрывания объектов на расстоянии».

Вернувшись в Петербург, он рассказывал, что остался чрезвычайно доволен результатами опытов. Эта же газета пыталась найти препараты и аппараты Филиппова, которые были при обыске изъяты Петербургским охранным отделением. Увы, все бесследно исчезло.

Пропала и рукопись, содержавшая «математические выкладки и результаты опытов взрывания на расстоянии». Впрочем, газетчикам удалось выяснить, что в свое время исчезло все это при содействии членов царской семьи, включая самого императора Николая II.

Становились известны и другие любопытные подробности.

«Я могу воспроизвести пучком коротких волн всю силу взрыва, — писал Михаил Михайлович в одном из найденных писем. — Взрывная волна полностью передается вдоль несущей электромагнитной волны, и таким образом заряд динамита, взорванный в Москве, может передать свое воздействие в Константинополь.

Проделанные мной эксперименты показывают, что этот феномен можно вызывать на расстоянии в несколько тысяч километров. Применение такого оружия в революции приведет к тому, что народы восстанут, и войны сделаются совершенно невозможными». Отметим и то, что изъятая Охранным отделением рукопись называлась «Революция посредством науки, или Конец войнам».

ОПАСНАЯ УБЕЖДЕННОСТЬ

Да, Филиппов был убежденным марксистом, и, несмотря на опасность, которой себя подвергал, говорил об этом открыто. Л. Н. Толстой в своем дневнике от 19 ноября 1900 года записал: «Я спорил о марксизме с Филипповым; он говорил очень убедительно». Существовала даже легенда, что в «Научном обозрении» публиковался и В. И. Ленин. Действительно, на его страницах изредка появлялись рецензии на книги, подписанные «В. Уль», что позволяло некоторым исследователям полагать, что подпись эта недвусмысленно указывает на Владимира Ульянова-Ленина.

Таким образом как бы устанавливалась прямая связь между гениальным ученым и вождем мирового пролетариата. Впрочем, современные исследования показали, что эти рецензии принадлежали перу некоего В. Д. Ульриха. Но тем не менее Владимир Ильич был знаком с трудами Михаила Михайловича, и они даже оказали на него некоторое влияние.

Знаменитый пассаж из ленинского «Материализма и эмпириокритицизма», где говорится о неисчерпаемой природе электрона, взят непосредственно из одной из работ Филиппова. Есть также основания полагать, что ему же принадлежит и знаменитая формула «Коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны», подхваченная первым руководителем Советского государства.

Но что же именно изобрел ученый-марксист в далеком 1903 году? Некоторые исследователи предполагают, что в основе идеи Филиппова лежал могучий световой луч, то есть в голове его не только зародилась идея лазерного оружия, но он уже проводил в этом направлении какие-то эксперименты. Некоторые современные специалисты-лазерщики в принципе не отрицают такую версию.

Другие исследователи проблемы говорят, что профессор, конечно, не знал лазера, но он изучал ультракороткие волны длиной около миллиметра, которые получал с помощью искрового генератора. Он опубликовал несколько работ на эту тему. Даже сегодня свойства таких волн до конца не изучены, и Филиппов вполне мог найти способ преобразования энергии взрыва в узкий пучок ультракоротких волн — первопроходцы всегда смотрят на изучаемые парадоксы шире, нежели их последователи.

Но могло ли стать благом для человечества изобретение профессора Филиппова? Являясь одновременно и ученым, и революционером, он, скорее всего, действительно обнародовал бы свое открытие, наивно полагая, будто народы, получив от него это оружие, сметут с лица земли королей и тиранов и благодаря марксизму повсюду установят мир на века.

Опасное заблуждение! Известный французский популяризатор науки Жак Бержье считал, что убийство Филиппова было осуществлено царской охранкой по прямому указанию инициатора Гаагской конвенции о законах и обычаях войны Николая II, который тем самым не только изничтожил опасного революционера, но и спас мир, находившийся на краю гибели:

«Если бы Филиппов успел обнародовать свой метод, его, несомненно, довели бы до совершенства и использовали в Первой мировой войне. И все крупные города Европы, а возможно, и Америки были бы разрушены. А войны 1939-1945 годов? Неужели Гитлер, вооруженный методом Филиппова, не уничтожил бы полностью Англию, а американцы — Японию? Боюсь, как бы нам не пришлось дать утвердительный ответ на все эти вопросы. И не исключено, что император Николай II, которого все дружно осудили, должен быть причислен к спасителям человечества».

Виктор БУМАГИН